ГИБЕЛЬ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА — УЖЕ НЕ МИФ. ИДЕМ К КАТАСТРОФЕ? (12+)

 «В первое десятилетие после распада СССР в России было заброшено более трети сельскохозяйственных угодий. И беда не только в том, что своих овощей, хлеба, молока и мяса в стране в разы меньше, чем могло бы быть. Огромные территории превращаются в «мёртвые зоны», где нет ни работы, ни перспектив нормальной жизни… Как же не хочется верить, что круг замкнулся навсегда».

Надежда Ларина.

(«Аргументы недели», №28/12, «Где моя деревня?).

 Объем предыдущей статьи, посвященной негативным последствиям псевдореформ последних 20 лет и вступления России в ВТО, не позволил уделить достаточное внимание положению дел в сельском хозяйстве. И учитывая то, что оно является для России одной из главных отраслей экономики, обеспечивающей продовольственную безопасность страны, а также то, что именно сельское хозяйство пострадает от вступления в ВТО больше других отраслей, автор решил посвятить рассмотрению дел в нем отдельную статью.

Об актуальности этой темы красноречиво свидетельствуют названия опубликованных в СМИ за последние два года (2011 — 2012г.г.) следующих статей: «Реквием по русскому полю», «Хлеб наш насущный», «Чья в России земля?», «Земля по цене воды», «Пустующие поля», «Где моя деревня?», «Роковые коровы», «Россия — мать теряет молоко», «Центр на краю гибели», «Тьма наступает», «Фермеры США живут по-советски», «России нужен новый Столыпин» и т.п.

В России основным богатством с древних времён была и остается земля. Она является основой сельского хозяйства и, соответственно, — продовольственной безопасности страны. К счастью, бог и история Россию землёй не обделили и не обидели. По данным Росреестра, страна располагает в общей сложности одним миллиардом 600 миллионами гектаров, из которых 65% занято лесами, 24% (или около 400 млн. га) отведено под сельское хозяйство. Наиболее важными для него являются земли сельхозназначения, а из них — пахотные. Под пашней находятся 115 млн. га, 56,8 млн. га. — пастбища, 18 млн. га. — сенокосы. Итого, земель сельхозназначения — 189,8 млн. га. По площади пашни надушу населения Россия входит в первую пятёрку стран мира. При этом не надо забывать, что у нас 50% мировых чернозёмов. Эти земли могли бы при рациональном их использовании прокормить миллиард человек, но они пока ещё плохо справляются с прокормом 145 млн. россиян.

До начала реформ 90-х годов все земли сельхозназначения принадлежали колхозам и совхозам, но не на праве собственности, а в бессрочном пользовании. Государство наделяло землёй всех субъектов землепользования и могло её забрать в любое время.

В 90-е годы государство, взяв курс на построение капиталистической экономики и желая снять с себя заботу о земельном фонде, объявило землю товаром, который можно свободно покупать и продавать. Оставалось одно — создать класс собственников земли. Для этого Указом Ельцина в 1993 году были распущены 2,5 тысячи колхозов, а 12,3 миллиона бывших колхозников получили земельные паи.

Но, как говорил господин Черномырдин, «хотели, как лучше, а получилось, как всегда», — т.е. хуже. Потому, что подавляющее большинство участков (паев) не было выделено из общей земли бывших колхозов. Для выдела нужно согласие всех пайщиков, но так как участки колхозной земли не равноценны, то получить согласие всех пайщиков не только затруднительно, но часто и невозможно. Поэтому выделено реально с оформлением прав собственности до сих пор только 1,3 млн. наделов, т.е. почти в 10 раз меньше, чем нужно. Большинство не выделенных и не оформленных паев либо заброшены, либо проданы по дешевке, либо сданы в аренду крупным аграрным холдингам. Обработать участок размером 10-20-30 га земли не по силам большинству владельцев паев. Исключений, к сожаленью, мало — колхозный строй не генерировал предприимчивых людей. Поэтому в деревнях сложилась порочная ситуация — много свободной земли и мало — желающих её обрабатывать.

Этим воспользовались те, кто раньше других понял, что земля — это выгодный товар не только для производства сельхозпродукции, но и как вложение денег, а также для спекуляции ею. Заниматься этим выгодно — сегодня в России гектар земли в сельской местности стоит от 10 до 100 тысяч рублей. Для сведения, в странах ЕС гектар стоит 400 тысяч рублей, а в Италии и Германии — от 800 тысяч. С учётом того, что либералы хотят, чтобы в России всё было, как на Западе, следует ожидать, что и цена земли будет, как на Западе. И началась погоня за землёй. Её скупают наши дельцы, выходцы с Кавказа и Средней Азии. Подключились к этому и иностранные фирмы.

Ещё в 2011 году известный режиссер Г. Царева в своей статье «Тьма наступает» писала о практике распродажи российской земли: «Конечно, хорошо иметь свой кусочек земли, чтобы вырастить себе что-то для пропитания. Когда города станут бетонными могильниками, в деревнях людям будет проще сохраниться. Но и обольщаться не стоит … 1 миллион 141 тысяча гектаров в России уже принадлежит другим государствам, и это только начало процесса…» (Завтра, №38,2011).

Ответ на вопрос, почему происходит этот процесс, дала Е. Пономарёва в статье «В поисках чёрного лебедя» (русского чуда, автор). Во-первых, либеральная власть отдаёт предпочтение развитию мегаполисов, т.к. они дают большую прибыль, чем сельская местность, для этого сельское население сознательно вынуждают выселяться в города, т.е. происходит зачистка сельских территорий. Всё очень просто — закрытие сельских школ, больниц, медпунктов вынуждает селян убегать в города. Так образуются свободные сельхозземли, которые можно продать. Во-вторых, иностранцы, запуганные прогнозами учёных о предстоящем изменении глобального климата и затоплением огромных территорий Европы и США, охотно скупают российские земли, которые, по мнению тех учёных, не пострадают от изменения климата на планете, что будет способствовать выживанию». Но эта тема для отдельного разговора — мною собран большой материал, постараюсь и для его анализа выкроить время, чтобы подготовить специальную статью.

«О захватывающих дух предложениях» по продаже земли пишет К. Гурдин в своей статье «Чья в России земля?»: «В Татарстане местные власти выставили на продажу участок земли площадью 62 гектара… за 238 тысяч рублей. Цена гектара вышла — 3,8 тыс. рублей. Кому-то и это показалось дорого, поскольку порой земельные угодья уходят практически даром. Например, государство собирается отдать 200 тысяч га на Дальнем Востоке в 49-летнюю аренду китайским компаниям… по цене 50 рублей за гектар в год» (АН № 40,2012). О том, что земля после китайской аренды остается выжжена химикатами и на ней ещё долго не будет ничего расти, писалось неоднократно.

Вакханалия распродажи земли породила вакханалию взяточничества в этой сфере. Не проходит и дня, чтобы СМИ не сообщали о фактах поимки чиновников (в основном глав муниципальных образований) при получении взяток за выделение в собственность земельных участков. Особое вожделение у дельцов и чиновников вызывают земли сельхозназначения, расположенные вокруг и вблизи городов и населённых пунктов, вокруг озёр и рек. Их расхищение приняло угрожающий характер для сельского хозяйства. При этом желание купли-продажи земли возрастает пропорционально её стоимости. Так, губернатор Тульской области В. Дудка в 2011 году за взятку в 400 млн. рублей разрешил построить торговый центр на

2.5  га земли под Тулой. Рекорд стоимости земли сельхозназначения, проданной под строительство, принадлежит Подмосковью, где землю продали по 6 млн. рублей за сотку! В Сочи земля продавалась по 1,5-2,5  млн. рублей за сотку. В результате 30% дачной недвижимости расположено на землях сельхозназначения. Почти у всех российских городов есть свои «Рублёвки» с громадными участками земли.

Нападению бесцеремонных покупателей и продажных чиновников подвергались земли вокруг крупных городов — Москвы, С.- Петербурга и др., в районах рек и озер. Лакомые куски земли в этих местах, а так же домик на берегу — вожделенная мечта богатеев. Для их получения не брезгуют ничем.

О пугающем размере расхищения земель сельхозназначения и лесного фонда в Ленинградской и Псковской областях рассказал в статье «Земля по цене воды» (АН, №14,2012) Денис Терентьев. Захват земель приобрёл такой размах, что этим решила заняться Счетная палата РФ (Степашин). Она установила, что 97% лесов Ленинградской области переданы под жилищную застройку.

Доклад Степашина был заслушан на заседании Госдумы РФ, но что-либо предпринимать было уже поздно. Да и проверять законность распродажи (а вернее присвоения) земли было некому — все чиновники и начальники правоохранительных и контрольных органов получили свою долю земли.

Особую тревогу у Терентьева вызвал процесс расхищения земли по берегам рек и озёр Приозёрского и Выборгского районов (Карельский перешеек) с протяженностью береговой линии равной 56 тысячам километров, где цена сотки (не гектара) зашкаливает за 50 тысяч долларов (т.е. полтора млн. рублей). Причём все земли сельхозназначения и леса вокруг сельских поселений уже распроданы.

Обоснованную тревогу вызывает расхищение и соответственно уменьшение площадей земли под пастбищами и сенокосами, т.к. они наиболее уязвимы из-за близкого расположения к населенным пунктам и городам. Это негативно сказывается на поголовье крупного и мелкого рогатого скота и их продукции — мясе и молоке.

По подсчётам аналитиков Продовольственной организации при ООН, Россия занимает 11 место в мире по производству говядины. И это несмотря на то, что она входит в передовую пятёрку стран мира по размеру площадей под землями сельхозназначения. От них зависит поголовье крупного рогатого скота. Но площадь земель в России, СССР и в РФ не менялась (в основном), а вот численность поголовья по разным причинам менялась. Если в 1916 году в России было 24,9 млн. коров, то в 2011 году их осталось 8,9 млн. И это несмотря на то, что за всё время советской власти поголовье не опускалось ниже 20 миллионов: 27,8 млн. — в 1941г., 23 млн.- в 1946г. (и это после войны !). И самое поразительное заключается в том, что в годы, которые у нас принято называть «застойными», численность коров в 1980 году была доведена до 43,4 млн. голов. Хороший «застой»! Возникает вопрос — а как тогда назвать 20-летний период псевдореформ, за который поголовье КРС (крупного рогатого скота) упало более, чем в 4 раза?

По мнению К. Гурдина (АН №43, 2011, «Роковые коровы»), Россия по численности коров за эти годы откатилась на полтора века. Бразилия за эти же годы увеличила своё стадо в 5 раз — доведя до 55 млн. голов. Повезло Бразилии — у неё не нашлось таких реформаторов, как ‘в России! Поэтому Бразилия занимает в мире первое место по производству и экспорту говядины.

Президент мясного союза России М. Мамикоян отметил, что из-за падения численности коров в рационе россиян с советских времён доля говядины упала с 45% до 25%, а говядину заменил самый доступный и дешёвый вид мяса — курятина. К тому же — самый рентабельный. Её производство растёт ежегодно на 10 — 15%. Аналогичное положение и с производством свинины. Нужно отметить, что в стране в последние годы строятся несколько крупных свиноводческих комплексов на сотни тысяч свиней. То же самое с производством курятины. Её доля в рационе россиян достигает 45% против 39% в 2009 году.

С говядиной дела пока обстоят очень плохо. То мясо, которое мы получаем в России от молочных коров, называют на Западе «коровняк». Оно должно из-за низкого качества идти на переработку. На Западе предпочитают мясо коров мясных пород. Поэтому европейское и бразильское стада коров состоят из 50% мясных и 50% молочных коров. У нас в общем стаде коров мясные коровы составляют всего лишь 2%.

Хочется отметить, что в городе Кисловодске благодаря карачаевцам недостатка в говядине нет. Жители Москвы и центральных районов России поражаются изобилию говядины и молочных продуктов на нашем рынке. И это несмотря на то, что вокруг города специальных пастбищ нет.

Власть и СМИ с радостью сообщают, что Россия в последние годы вышла на первое место в мире по экспорту зерна. Да, это действительно так. Но какого зерна? Об этом проговорился Д. Медведев, сообщая, что правительство приняло в начале февраля с.г. решение о разрешении экспорта зерна 5-го класса. Для сведения — зерно в зависимости от содержания в нём клейковины (белка) подразделяется на 5 классов: 1-й должен содержать 36% клейковины, 2-й — 28%, 3-й — от 23 до 37%, 4-й — от 1 8 до 22-х и 5-й фуражный кормовой вообще без учёта клейковины. Первые два класса пшеницы (сильные и ценные) в России практически не выращиваются (2-го класса всего 0,1%). Пшеница 3-го класса занимает 25% в общем объёме урожая. 75% урожая — это зерно 4-го и 5-го класса, т.е. фуражное, для корма скота. Раньше оно не считалось продовольственным. Сейчас зерно 4-го класса используется для выпечки хлеба с добавлением в него зерна 3-го класса, в основном импортного, которое играет роль «улучшителя». Таким образом, нам приходится есть хлеб, приготовленный, в основном из зерна, которым нужно кормить скот.

За время псевдореформ посевные площади в России сократились со 117,7 млн. га до 75,1 млн. Соответственно сократился и общий объем выращиваемого зерна со 117 млн. тонн в 1990г. до 99 млн. тонн в 2010 году. Уменьшились и удои молока с 55,8 млн. тонн в 1990 году до 31,8 млн. тонн в 2010г. На 15% сократилось производство яиц.

Основным негативным фактором, тормозящим развитие сельского хозяйства, по мнению ведущих экономистов — аграрников, является недофинансирование этой, одной из главных отраслей экономики страны. В настоящее время на развитие, а вернее на поддержание сельского хозяйства выделяется из бюджета 1% его

расходной части, а для развития необходимо выделять, по их расчётам, не менее 20%.

По мнению экономистов и учёных, Россия вступает в ВТО с неподготовленным для этого сельским хозяйством. Академик Российской академии сельскохозяйственных наук В. Милосердое в статье «Фермеры США живут по-советски» (АН № 4, 2013г.) так охарактеризовал последствия вступления России в ВТО: «Из-за вступление в ВТО наше сельское хозяйство рискует скончаться уже через пару лет, нынешнее правительство не намерено защищать его, тогда как все развитые страны дотируют своё сельское хозяйство. В США 24% от себестоимости продукции — это дотации. В Германии — 50%, в Швеции — 70%, в Норвегии — 80%. Япония покупает рис в восемь раз дороже у своего производителя. США вкладывают в сельское хозяйство 130 млрд. долларов в год. Евросоюз — 45-50 млрд., а Россия — менее трёх». О какой конкуренции в этих условиях может идти речь? Правила ВТО запрещают России увеличивать дотации производителям сельхозпродукции. Ситуация тупиковая. Правительство пытается искать выход из этого положения. Остаётся одно — помогать сельскому хозяйству в обход правил ВТО, например, снижая цену топлива на период посевной компании, а это грозит судебными санкциями, выиграть которые крайне затруднительно, о чём я писал в предыдущей статье “ВТО — пострашнее ядерной войны?”

Одним из основных выходов из сложившейся в сельском хозяйстве тупиковой ситуации академик В. Милосердое видит в объединении крестьян в сельской кооперации. Это позволит им избежать при реализации своей продукции диктата перекупщиков. По подсчетам учёных, доля затрат крестьянина в производстве сельхозпродукции составляет более 50%, в то время, как доля его выручки — 16-18%. Основную прибыль получают перекупщики. Кооперация же занимается как производством сельхозпродукции, так и её реализацией.

Советское государство в первое десятилетие своего существования понимало, что без кооперации поднять сельское хозяйство, разрушенное Первой мировой и Гражданской войнами, невозможно. И оно стало помогать крестьянам создавать кооперативы, субсидировать их. Сельская кооперация являлась составной частью НЭПа. Результат — за 5 лет (к 1926 году) сельское хозяйство превзошло довоенный уровень, а к 1928 году достигло такого уровня, который оно обрело вновь колхозным строем только в 1965 году.

При этом не нужно думать, что кооперация придумана большевиками — до революции 1917г. 50% крестьян были объединены в кооперативы. Этому способствовали Столыпинские реформы. В передовой стране развитого капитализма — в США почти все сельские производители (фермеры) объединены в кооперативы. Жаль, что наши реформаторы не хотят перенять опыт передовых стран капитализма в области сельского хозяйства. Результат этого — 20 лет потери времени для развития сельского хозяйства; разрушение социально-культурной базы села — с карты России исчезло 20 тысяч деревень, закрыто 14 тысяч школ, около 16 тысяч клубов, свыше 4 тысяч библиотек. В деревнях стало негде учиться, негде лечиться, дороги, связывающие деревни с городами, пришли в негодность. И народ побежал из деревень. Остались старики — либо бежать некуда, либо хотят умереть на своей малой родине. В результате несколько тысяч деревень имеют число жителей до 10 человек, как следствие этого — в деревне не хватает механизаторов, трактористов, врачей и учителей. Выпускники вузов стараются устроиться на работу в городах. Следует отметить, что власть с целью закрепления молодых специалистов на селе в последнее время стала предоставлять им квартиры; или выдавать по одному миллиону рублей на обустройство. Но это так мало для того, чтобы жизнь в селе ожила.

Вывод один — России нужен новый Столыпин. Захочет ли Путин стать им — покажет время. Поживём — увидим.

5 марта 2013 г.

 

Поделиться записью или сохранить себе:

Оставить комментарий

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписаться  
Уведомление о