Татьяна Гладикова о работе по охране памятников истории и культуры на Ставрополье

«Ставропольская правда» от 22 апреля 2015 г.

p56350
Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

В начале этого года распоряжением губернатора было создано управление Ставропольского края по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия.

В связи с вступлением в силу Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» новому управлению переданы полномочия министерства культуры СК в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия. Подобные органы исполнительной власти должны появиться во всех регионах. Кроме того, в стране продолжает формироваться новая информационная система, объединяющая сведения обо всех памятниках истории и культуры – единый государственный реестр объектов культурного наследия. Ставропольский край совместно с Минкультуры России тоже участвует в формировании реестра.

О задачах и перспективах нового регионального органа охраны памятников истории и культуры рассказывает начальник управления Татьяна Гладикова.

– Татьяна Вячеславовна, появление такого управления в системе органов государственной власти Ставропольского края, очевидно, предполагает больше полномочий, нежели было у отдела, работавшего в министерстве культуры края?

– Это так, поскольку мы должны осуществлять и региональный, и федеральный надзор относительно объектов культурного наследия, находящихся на территории Ставрополья. Управление Минкультуры России по Южному, Северо-Кавказскому и Крымскому федеральным округам, находящееся в Ростове, перестало выполнять отдельные надзорные функции, которые переданы теперь нашему управлению. Памятников федерального значения в крае насчитывается 81, хотя список этот не окончательный и может пополняться. В нем есть, например, такие известные объекты, как «Елизаветинская галерея» в Пятигорске, «Нарзанная галерея» в Кисловодске, «Грязелечебница им. Н.А. Семашко» в Ессентуках. Сегодня шесть городов края имеют статус исторических населенных мест, как раз в них в основном и сосредоточены памятники федеральной категории историко-культурного значения – в Кисловодске, Железноводске, Пятигорске, Ставрополе, Георгиевске, Буденновске. В краевом центре это могила генерала И.Р. Апанасенко, остатки крепостной стены на Крепостной горе, памятник археологии Татарское городище. Стоит добавить, что территория края изобилует объектами археологического наследия, связанными с деятельностью многочисленных племен и народов, проживавших в регионе с глубокой древности. Всего же в нашем ведении 3093 памятника, в их число входят 993 выявленных объекта культурного наследия, которым пока не присвоен статус регионального или муниципального значения. Работа по выявлению объектов культурного наследия продолжается, несмотря на то что подготовка пакета необходимых документов для включения в реестр требует немалых финансовых затрат. За последние два года выявлены и поставлены на государственную охрану такие памятники, как «Церковь Покрова Пресвятой Богородицы» (г. Железноводск), «Дача «Эльза» (г. Пятигорск), «Даниловское кладбище» (г. Ставрополь), «Мемориальный комплекс славы, с. Высоцкое» (Петровский район),«Мемориал погибшим односельчанам в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)» (Александровский район) и другие.

– Наверняка вы предполагаете наладить контакты с местными органами власти, ведь это на их территориях располагаются объекты?

– Поскольку управление только еще оформляет собственную структуру, готовит необходимые нормативные акты, пакет документов, касающихся организационных моментов нашей работы, о конкретных проектах говорить рано. Однако в завтрашний день смотрим с оптимизмом уже потому, что управление родилось не на пустом месте: наш штатный костяк составят специалисты, ранее работавшие в соответствующем отделе министерства культуры края, – люди высокопрофессиональные, опытные.

– Тем не менее первоочередные задачи уже просматриваются.

– Конечно. Изучаем и начинаем применять на практике вновь вышедшие на федеральном уровне нормативные документы, основополагающие в нашей деятельности. Недавно на заседании правительства края был рассмотрен вопрос о внесении изменений в краевой закон об объектах культурного наследия. В нем появилось много статей, касающихся полномочий губернатора, краевого правительства, нашего управления. В изменившемся федеральном законодательстве предусмотрены новые подходы к решению проблем сохранения памятников, например, в установлении особого режима в границах их территории, ужесточении требований к размещению на памятниках рекламы.

– Означает ли это, что все имеющиеся объекты должны вновь пройти процедуру экспертизы и утверждения своего статуса?

– Ни в коем случае. Все объекты, поставленные на государственную охрану до вступления в силу в 2002 году Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», уже считаются включенными в реестр и сейчас проходят поэтапную регистрацию в новой информационной системе. Для всех остальных объектов необходим пакет документов, основополагающим из которых является акт государственной историко-культурной экспертизы. Потенциальный памятник должен быть детально изучен и описан, включая границы его территории в действующей системе координат. Установление границ территории памятника, на которой утверждается особый режим его содержания, – процесс трудоемкий, требующий архивных и историко-культурных исследований. В отдельных случаях отстаивать эти границы приходится в судебных инстанциях. Например, памятник федерального значения «Дом художника Н.А. Ярошенко» в Кисловодске находится на земле, как выясняется, спорной. Соседствующий с музеем санаторий«Узбекистан» разместил когда-то свой теннисный корт на участке, ранее закрепленном за музеем. Приходится искать пути решения, а это бывает непросто.

– А ваши полномочия позволяют вам сказать: нет, господа, отдайте-ка землю музею?

– Отношения в области государственной охраны объектов культурного наследия, связанные с землепользованием, регулируются земельным законодательством, поэтому в случае возникновения спорных вопросов мы вынуждены обращаться в суд в защиту интересов памятника. Кроме того, руководствуясь соответствующим распоряжением Президента Российской Федерации, мы вправе сформировать региональную рабочую группу с участием представителей правоохранительных органов и иных заинтересованных ведомств и с их помощью продвигать решение проблемы.

– Татьяна Вячеславовна, в этой связи интересно, как будет организован процесс собственно сохранения объектов: вы сможете сами обращаться «выше» с предложением, например, финансового обеспечения ремонта того или иного памятника?

– Как орган исполнительной власти, мы защищаем в Минкультуры России заявки, поступившие от пользователей памятников, для включения мероприятий по сохранению объектов в федеральную целевую программу «Культура России». Так, в грязелечебнице им. Н.А. Семашко уже в течение нескольких лет ведутся ремонтно-реставрационные работы за счет средств федерального бюджета. Для подготовки предложений необходимо собрать внушительный пакет документов, в чем наши специалисты всегда готовы оказать помощь. Бывают, к сожалению, печальные случаи, как с «Домом Реброва» в Кисловодске: в 90-е годы прошлого века были расселены жильцы, началась реставрация памятника за счет средств федерального бюджета, однако финансирование в какой-то момент прекратилось, и объект остался на несколько лет в полуразобранном состоянии… Однако есть надежда, что здание будет восстановлено в первоначальном виде. Памятник передан Федеральному государственному бюджетному учреждению культуры «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры» (Москва), в функции которого входит реставрация памятников истории и культуры.

– Однако сам факт создания управления, очевидно, предполагает именно усиление внимания государства к памятникам истории и культуры. Вы располагаете базой данных по таким объектам, над которыми тяготеет угроза исчезновения?

– Разумеется, мы осуществляем мониторинг состояния таких памятников и принимаем все доступные меры для их восстановления, не прекращая работу с собственниками, в чьи обязанности входит надлежащее техническое содержание объектов. Но тут следует понимать разницу между определениями «памятник истории и культуры» и «историческое здание». Памятники истории и культуры, включая закрепленные за ними территории, находятся в ведении управления, которое выдает разрешения на их ремонт или приспособление под другие цели. На остальных участках действуют градостроительные регламенты, естественно, с учетом режима, установленного зонами охраны памятника. Доказать, что здание подлежит государственной охране как объект культурного наследия, можно только путем достаточно трудоемких последовательных юридических действий, включая, в первую очередь государственную исто-рико-культурную экспертизу.

– Но существование в крае упомянутых исторических городов подразумевает наличие в них территорий, которые желательно сохранить для будущего, а они пока не включены в список охраняемых. И мы чуть ли не каждый день видим: вот опять что-то сломали под очередную точечную застройку. Да, историческое здание часто пребывает в ветхом состоянии, кому-то, наверное, видится отжившим свой век старьем, но ведь если так рассуждать, можно вообще всего старинного лишиться. Что способно его спасти – инициатива граждан?

– Прежде всего. Эта инициатива может идти от общественных групп и движений. Но при этом для постановки памятника на учет и охрану необходимы и финансовые средства на подготовку пакета документов. При этом заключение государственной историко-культурной экспертизы не обязательно будет положительным. Муниципалитеты сами должны быть заинтересованы в сохранении облика города, особенно если он носит статус исторического. Механизмов для этого много, и они вполне правомочны их использовать. Есть Градостроительный кодекс, проекты планировки, правила застройки, градостроительные регламенты, публичные слушания. Главное – это заинтересованность и жителей, и органов местного самоуправления в сохранении уникальности города, его ценного исторического облика.

– Наверное, есть смысл обратиться и к неравнодушным гражданам, и к органам местной власти с призывом быть дальновиднее по отношению к будущему нашего общего исторического наследия.

– Да, несомненно, работу по его выявлению и сохранению всем надо вести активнее. Убеждена, решать столь важную задачу, как сохранение историко-культурного наследия, невозможно без привлечения общественных объединений, в первую очередь Всероссийского общества охраны памятников, ветеранских и других общественных организаций. Поэтому участие специалистов разных направлений – ученых, краеведов, архитекторов, людей самых разных профессий и возрастов, подлинных энтузиастов в деле сохранения памятников, их пропаганды, воспитания молодежи всегда будет востребовано в Ставропольском крае.

  Наталья БЫКОВА

Поделиться или сохранить к себе:
Наш Кисловодск
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.

  1. Аватар
    Елизавета

    Да энтузиасты и общественность уже сколько лет стучит во все двери, уже устали и разочаровались, толку-то никакого. Про тот же дом Реброва что ли не стучали? Или про нарзанные ванны кто-то еще не знает? Или Курортный бульвар с остатками Тополевой аллеи не пытались сохранить? А Гранд-отель рядом с Колоннадой не пришей ге пристегни. И журналисты писали, и активисты, историки. Ну и что? Опять начинать сначала?

    Ответить