Чем дальше – тем страшнее. Сколько лет осталось Кавминводам

suprunenko

“Аргументы и факты”, 27.05

Города-курорты хаотично застраиваются, минеральные воды на КМВ давно далеки от прежних характеристик, а стремительный прирост населения приводит к деградации региона. Эколог Владимир Супруненко рассказал «АиФ-СК» о том, как спасти курорт. «Кавминводы – как поликлиника, по которой гоняют на джипах», – считает эколог Владимир Супруненко. Его как эксперта, который много лет занимается проблемами курортного региона, сегодня привлекли к работе над проектом закона о Кавказских Минеральных Водах.

ДОСЬЕ

Владимир Супруненко окончил Северо­-Кавказский горно­металлургический институт и биофак МГУ им. Ломоносова. Работал геологом, гидрогеологом и экологом. В течение 30 лет занимался охраной и эксплуатацией гидроминеральной базы Кавминвод. Участник разработки проекта округов и зон горно-­санитарной охраны. Сопредседатель общественного объединения «Союз защиты курортов».

Зарубежные курортологи отмечают: такими темпами «освоения» жизни Кавминводам осталось лет ДЕСЯТЬ. 

Губят курорт

–  Владимир Леопольдович, обсуждение первого варианта законопроекта о КМВ вызвало широкий общественный резонанс…

 Сегодня эксперты из общественных организаций региона и специалисты НИИ курортологии вместе работают над новым вариантом под эгидой Минкавказа. Консенсуса пока нет. В разных ведомствах готовят разные варианты. Необходимо усилия объединить и выработать единую позицию. Пока все варианты направлены на получение экономического эффекта. А ведь главное – найти решение губительных для курорта проблем. В первую очередь – миграционной. Антропогенная нагрузка убивает Кавминводы, но этого власти в упор не желают видеть. Специалисты годами бьют в набат, а что толку?

Одно из основополагающих понятий в курортном деле – рекреационно-демографическая ёмкость. В СССР эти вопросы чётко регулировались – механический прирост населения в городах-курортах ограничивали постановления правительства. Знаю немало случаев, когда работники горкомов не могли прописать здесь своих знакомых, только получить временное пребывание. С 1990-х всё пущено на самотёк. Издержки стремительного прироста – деградация курортного региона, не выдерживающего такого наплыва людей. Трещат коммуникации, инженерные сети не обновляются, проблемы с утилизацией бытовых отходов не решаются.

А города-курорты всё застраиваются и застраиваются, этот хаос – настоящее преступление против уникальной природной территории. Генпланы штампуют по заказам олигархов, зоны горно-санитарной охраны нарушают безбожно. В Пятигорске власти даже попытались оспорить их существование. А в Ессентуках недавно заявили о выделении земли под строительство коттеджей. Удивляюсь – откуда? А её просто переводят из одной категории в другую… Пока не принят закон о Кавминводах, необходимо прекратить использование земель!

Нашим внукам уже не попить настоящего нарзана, не прикоснуться к уникальным лечебным источникам. Вот вы об общественности говорите, а по большому счёту местные жители проблемами региона не интересуются, только плюются по факту – во что его превратили. И чем дальше – тем страшнее, катастрофическое положение Кавминвод в глаза явно не бросается, хотя звоночков более чем достаточно. Есть немало заключений учёных о состоянии минеральных вод, они давно далеки от своих прежних характеристик и показателей состава.

 

Слоеный пирог

– Кавказские Минеральные Воды – это не только Ставропольский край, это и часть территории соседних Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Почему именно такая география?

– Гидроминеральная база региона – единый артезианский бассейн, он как слоёный пирог. Есть область питания, область транзита и область разгрузки. КЧР – область питания. Спускаясь откуда, атмосферные воды «просаливаются» в почве, обретают свои целебные свойства. Вот почему нарзан в Кисловодске – менее минерализованная вода, слишком близко к области питания. В своё время территории КЧР и КБР мы брали за фоновые, отталкивались как от идеальных в плане состояния экологии. Сегодня совершенно иная ситуация: что происходит в Малокарачаевском районе, к примеру, мы не знаем. Выпасы скота, предприятия, жилищное строительство – всё это крайне негативно сказывается на состоянии гидроминеральной базы. При СССР границы между этими тремя регионами были виртуальными, а экологию округа границей не разделишь, потому подход был иной. Сегодня это отдельные хозяйствующие субъекты и как осуществлять контроль и надзор – непонятно. Вся информация о техногенной и прочей нагрузке прежде аккумулировалась в администрации Кавминвод. В своё время здесь подписали соглашение о сотрудничестве, о согласовании взаимных интересов в пределах округа санитарной охраны. Сейчас об этом забыли. Из КЧР в Кисловодск вёл самый протяжённый в мире минералопровод с Кумского месторождения. Сейчас оно в частных руках, сам минералопровод растащили.

– Опасности со всех сторон…

– Так и есть. Что происходит с озером Тамбукан? Дикий отдых, увеселительные заведения – кто это контролирует? Всё, что не связано с добычей и эксплуатацией лечебной грязи, должно быть запрещено. Уровень озера поднялся на 10 метров, трасса М-29 вплотную подходит к берегу, дорогу уже заливает. Воды загрязнены тяжёлыми металлами, неподалёку идёт распашка сельхозземель, вносятся удобрения. Угрожающего уровня достигло опреснение. Содержание солей при минимально допустимых 50-70 граммах на литр упало до 25! При таких показателях уникальная целебная грязь теряет способность к регенерации, не восстанавливает свои неповторимые свойства. Гнилостные процессы необратимы! Сколько лет подряд учёные и экологи бьют в набат – Тамбукан нужно спасать, но слушать специалистов никто не хочет, а озеро тем временем гибнет. Пока ещё есть возможность добывать грязь с середины озера, ковш для этих целей всё удлиняют и удлиняют, но это не бесконечно. Проблему надо решать: переносить трассу, делать отводы, дренажные канавы для поступающих осадков и грунтовых вод. Меры по спасению Тамбукана принимать нужно в пожарном порядке, иначе озеро мы потеряем. Известные грязи Мацесты уступают тамбуканским в разы. А мы так высокомерно, беспечно, наплевательски к нему относимся.

Каждый десятый – на КМВ

– О лечебных свойствах вод и грязей Кавминвод говорят много, но насколько высока значимость региона для страны? Возможно, Кавминводы действительно стоит отделить – создать некую курортную единицу, закрепить тем самым федеральный статус и сохранить уникальную жемчужину России?

– Кавминводы и так отделены – статусом особо охраняемой природной территории. Есть хорошие федеральные законы, где учтены очень важные моменты, но законы эти не работают. Что касается значимости региона – 10% всего населения России лечится и отдыхает на Кавминводах.

Но надо пересматривать доступность санаторно-курортного лечения – путёвки дорогие, добраться до места тоже недёшево. Все разговоры о снижении стоимости авиаперелётов до дела не дошли.

И сами Кавминводы надо защищать – общественность давно об этом твердит. На европейских курортах без общественного мнения не вносятся никакие изменения. Там чиновники знают, что в противном случае вылетят из кресел. Любая некурортная деятельность вынесена за пределы курортов, прирост населения ограничен. Вырубка зелёных насаждений и застройка охранных зон просто невозможны. А у нас – запросто!

Будет ли работать закон о Кавминводах после принятия? Нужен общественный контроль. Знаете, как «проклятые капиталисты» берегут свои природные богатства? Даже прогулки по терренкурам под контролем умной аппаратуры – она считает нагрузку на каждую тропинку и травинку. Как только прошло определённое количество людей, идёт переключение на другой маршрут. А мы свои уникальные парки уничтожаем – олигархи не то что тропинки, целые аллеи пускают под нож. Кавминводы – это как поликлиника, по которой гоняют на джипах. Пора это прекращать

Елена ЕВДОКИМОВА

АиФ-СК №22 27/05/2015

Поделиться или сохранить к себе:
Наш Кисловодск
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.