ПОД «ЛИБЕРАЛЬНУЮ ДЕМОКРАТИЮ» И ЧИСТЯТ НАШИ КАРМАНЫ (12+)

 «Демократия — это воздушный шар, который висит у вас над головой и заставляет глазеть вверх, пока другие люди шарят у вас по карманам».

Д.Б.Шоу

 В своей статье “Шок — народу, терапия — богатым” я старался показать, что “рога” современной оффшорно — олигархической экономики “растут” из бандитских 90-х годов. Но так как объем одной статьи не позволил охватить все аспекты этой проблемы, сегодня решил коротко дополнительно осветить некоторые исторические факты возникновения вышеназванной экономики. Для этого постараюсь ссылаться на свидетельства участников тех исторических (да и нынешних) событий и также на оценки сложившейся в экономике России ситуации видными экономистами, политологами, журналистами и даже представителями власти (такими как Белоусов, Клепач и др.).

Вот как охарактеризовал эту проблему Андрей Илларионов, бывший в 2000 — 2005 гг. советником В. Путина по экономике: “В последнее время занимаюсь анализом истоков нынешнего экономического и политического режима… Конечно, есть большая принципиальная разница между 90-ми и 2000-ми и в экономическом развитии, и в политическом. Нельзя между этими десятилетиями ставить знак тождества. Но если действительно проанализировать глубинные механизмы политической и экономической эволюции нашей страны, то становится совершенно очевидным: 2000-е естественное развитие и продолжение того, что было заложено в 1990-е”.

Это подтверждают следующие факты. Во — первых, приведших Ельцина к власти членов Межрегиональной депутатской группы он во власть не взял. В созданное декретом Ельцина 6 ноября 1991г. правительство он не включил ни одного члена этой группы, ни одного члена партии “Демократическая Россия”, ни одного члена демократического движения 1980 — 1900-х гг. Правительство было составлено из партийно-советской бюрократии. Главным экономическим советником правительства, а с 16 ноября (т.е. через 10 дней) членом правительства стал Егор Гайдар. А. Илларионов утверждает: это миф, что к власти пришли демократы или, как тогда, говорили, “дорвались до власти”, а Горбачёв — партократ, переродившийся в либерала, способствовавший развалу СССР, называл их “дерьмократами”, на самом деле к власти никогда не приходили. Этот процесс прихода к власти действительно демократов, как представителей народа, только начинается. При этом нужно помнить, что понятие “демократия” слишком ёмкое — это и буржуазная демократия, это и социалистическая или пролетарская демократия, это и худший вид демократии — либеральная. Действительной демократии (“власти народа”, как это понимали древние греки), к сожалению, ещё не было. Народ до этого ещё не дорос (особенно российский). Мнение многих россиян: “Да пошли “они” все…”, приводит к тому, что “они” идут, но идут по нашим головам. 30 — 40-процентная явка на выборы — красноречивое тому подтверждение!

97% населения нашей страны, по данным социологов, считают, что никоим образом не могут повлиять на решения, принимаемые властью, и, естественно, не несут за них ответственность. Это возврат к схеме социального антагонизма — мы и “они” — лишает объявленную властью модернизацию шансов на успех. В этом социальный негативный аспект модернизации. Об экономическом, кадровом и технологическом аспектах проблемы модернизации и стоит поговорить.

Но для начала вернемся в пресловутые 90-е. Тогда правительство было наделено чрезвычайными полномочиями и стало бесконтрольным даже перед Верховным Советом. Центральный банк был переподчинён от Верховного Совета правительству, как органу исполнительной власти, что является грубейшим нарушением мировой экономической политики. Ельцин вносит в Верховный Совет проект закона о новом налоге на добавленную стоимость в размере 28%. Гайдар настаивает на 32%. Верховный Совет решает установить размер налога в 28%. Такую нагрузку промышленность и сельское хозяйство вынести не могли — предприятия банкротились и, как следствие, обесценивались. “Гайдаровцы” добились своего — пришла пора за бесценок приватизировать их. Чтобы обмануть депутатов, Чубайс подсунул указ о приватизации с помощью ваучеров Ельцину, когда депутаты Верховного Совета находились на каникулах. Ельцин подписал указ. Через 10 дней он, как не опротестованный Верховным Советом, стал законом. Депутаты вернулись с каникул, но было уже поздно — закон о приватизации вступил в силу, приватизация началась. О её результатах автор писал ранее. Война между исполнительной и представительной властью закончилась в октябре 1993 г. политическим кризисом и штурмом Белого Дома, где заседал Верховный Совет. Всё это вместе взятое вызвало негативные последствия в экономике России, особенно в её реальном секторе — промышленности и сельском хозяйстве.

Реальный сектор экономики России — пасынок либералов.

Многие экономисты писали об однобокости российской экономики — о “сырьевой экономике”, о “нефтяной игле”, на которой сидит Россия. Отвечая на их вопросы, Д. Медведев писал: “Зависимость нашей экономики от сырья возникла не в то время, когда Путин был президентом, а уже 40 лет назад. Чтобы это изменить, требуется длительное время”. Достойный ответ Медведеву дал бывший советский министр геологии, доктор технических наук, профессор Е. Козловский: “40 лет назад (в 1970 году) доля топливо — энергетических товаров в структуре экспорта СССР составляла 15,7%. Эти же товары в структуре российского экспорта в 2008 году составляли 67,8%! То есть выросли в 4,3 раза”. И тут же добавил, что в те времена экспорт машин и оборудования составлял 21,6%, а в 2008г. — 4,9% (то есть уменьшился в 4,4 раза), экспорт продовольствия и сельскохозяйственного сырья — 8,7%, а в 2008г. — 2% (т.е. уменьшился в 4,45 раза). Из этих данных вам, уважаемые читатели, уверен, стало ясно, кто и когда посадил Россию на “нефтегазовую иглу”. В условиях приближающегося мирового экономического кризиса эта “игла” сыграет с Россией негативную роль. Валютной заначки в виде Резервного фонда и фонда Национальной безопасности явно не хватит. Её едва хватило в небольшой (по мировым меркам) экономический кризис 2008 — 2009 годов.

Если с “нефтяной иглой”, во многом, всё ясно — за счет экспорта нефти российский бюджет получает ежегодно 3 триллиона 236 млрд. рублей, то с “газовой иглой”, по мнению К. Гурдина — автора статьи “Изнанка газового гиганта”, возникает масса вопросов. Первый — почему, если в 1990г. доля «Газпрома» в экспортной выручке была в два раза выше, чем от экспорта нефти, то сейчас она в 8,5 раза ниже (всего 384 млрд. рублей)? Второй вопрос — почему нефтяники с каждого рубля экспортной выручки платят государству 41 копейку экспортной пошлины, а «Газпром» — 17 копеек? Вопрос третий — почему «Газпром» платит основной для сырьевиков налог на добычу полезных ископаемых (плата за использование природных ресурсов) в 13 раз ниже, чем нефтяники (в расчете на одну тонну условного топлива)? Для сведения читателей, этот налог для «Газпрома» не повышался с 2005г. по 2010 годы. Везёт же «Газпрому»! По мнению К. Гурдина, за счёт привилегированного положения «Газпрома» по сравнению с другими российскими компаниями и различных льгот для него, «Газпром» ежегодно недоплачивает в госбюджет от 350 до 400 млрд. рублей.

В отличие от нефтяников, повышающих цены на ГСМ в зависимости от инфляции и обстановки на рынке, цены на газ ежегодно повышает либеральное правительство — не ниже чем на 15%, а иногда и до 30% — для населения и на 25-35% — для предприятий реального сектора. Доповышались до того, что биржевая стоимость газа в США на 10% ниже биржевой стоимости газа в России! Перегнали Америку хоть в этом!

Реклама на ТВ ежедневно десятки раз долдонит телезрителям: «Газпром» — национальное достояние России с самой высокой в мире прибылью — в 2011 году 1,343 триллиона рублей, на 35% выше чем в 2010 году». Только это вряд ли радует россиян, да и не знают они, сколько в «Газпроме» миллиардеров, если в нефтянке их десятки? Тем более не знают они, кто именно эти миллиардеры? Никто не знает и имён крупных акционеров «Газпрома». Секрет.

О том, что наметилась тенденция сокращения объемов добычи газа из-за истощения разведанных и разрабатываемых ещё с советских времен месторождений газа (в Сибири основные скважины истощились на 50-90%), а новые месторождения либо не разведываются, либо не осваиваются, автор писал в предыдущей статье. То же самое происходит и с нефтедобычей. В сочетании с возможным падением цен на нефть и газ в случае нового мирового кризиса и, как следствие, падением спроса на них, «нефтегазовая игла» не только не спасет Россию от кризиса, но и обострит его.

Несмотря на это, мнение некоторых экономистов о том, что наличие в России «сырьевой экономики» является бедой для неё, ошибочно. Это большое преимущество. Беда в другом — либеральная власть России не использовала легко заработанные нефтедоллары для научно-технологического  прорыва  и                      развития

высокотехнологических отраслей реального сектора. Забывает власть, что деньги имеют пагубную привычку кончаться, а высокоразвитый реальный сектор экономики остается и не требует дополнительных вложений денег даже в кризис. В непонимании этого заключается корень российских бед в течение двадцати последних лет. И это происходит в условиях, когда США и Еврозона наоборот вбрасывают в экономику для поддержания и развития реального сектора огромные эмиссионные (напечатанные и ничем не обеспеченные) деньги. Так, в США уже несколько месяцев в экономику ежемесячно вбрасывается по 80 млрд. долларов (2,4 триллиона рублей). И никакого роста инфляции не наблюдается. Не в пример им наш бывший «лучший министр финансов» ярый либерал Кудрин запугал наше правительство тем, что если расходовать средства Резервного фонда и фонда Национальной безопасности на развитие реального сектора, то это вызовет рост инфляции в стране. Так напугал, что уже год после его изгнания из министерства правительство боится тратить деньги этих фондов. Результат удручающий — инфляция в 2012 году выросла до 6,6%, рост ВВП падал с 5,5% — в 2011г. до 4% — в марте 2012г. и до критических 1,2% в ноябре-декабре 2012г. Всё с точностью до наоборот!

О другой негативной стороне подобной финансовой политики либеральных властей России в своей статье “Мировая война печатных станков” рассказал советник президента по экономике академик Сергей Глазьев: “Денежные власти ведущих стран мира перешли к длительной политике отрицательных процентных ставок. (0,25% в США и Японии, автор). То есть денег дают столько, сколько требуется для поддержания экономической активности… Мы же со своей ограничительной политикой, которая отражается в относительно высоких процентных ставках (8,5%), оказываемся в уязвимом положении в конкуренциях мировых печатных станков. Долгосрочные деньги, которые государство получает от добычи нефти и газа, мы вкладываем под 2-3% в ценные зарубежные бумаги. Наши заёмщики там же, за рубежом, через соответствующие банки получают кредиты под 6-8% годовых (и набрали более 500 млрд. долларов, автор)… В этой мировой финансовой войне печатных станков Россия теряет ежегодно до 100 млрд. долларов. При этом 35- 50 млрд. мы теряем просто на разнице процентных ставок… Это гигантская “потеря крови” в экономке. Она влечет за собой утрату способности к самостоятельному развитию и поражение на новом витке экономической конкуренции”. Россиянам остается надеяться, что президент В. Путин прислушается к советам С. Глазьева. Ведь не зря же он пригласил его к себе советником. В противном случае Россия продолжит играть пагубную для неё роль донора Запада, и российская промышленность продолжит деградироваться.

В современном мире наиболее важным элементом высокотехнологической промышленности является электроника. Без неё развитие техники и технологии невозможно. Без неё нет будущего у страны. Она — локомотив развития всех отраслей промышленности, в том числе и производства вооружений. А это особенно важно в условиях, когда, по мнению многих политологов, экономистов, приближающийся новый мировой экономический кризис может привести к новой мировой войне (как кризис 30-х годов привел ко Второй мировой войне). И только создание ракетно- ядерного щита Советским Союзом не позволило перерасти холодной войне в Третью мировою. Следовательно, чтобы не допустить новой мировой войны, Россия должна создать новое высокоумное, высокоточное, высокоэффективное оружие. Обладание таким оружием заставит любого агрессора призадуматься — стоит ли начинать войну. В. Путин, несмотря на противодействие либералов, решил выделить на период до 2020 года 22 триллиона рублей на оборонку, в том числе и на создание вышеуказанного оружия с новейшей электронной начинкой.

Для выполнения поставленной задачи необходимо воссоздать разрушенную в 90-е и последующие годы электронную промышленность. Нужно отметить, что в СССР ее развитию придавалось большое значение, и уже к 1975 году было ликвидировано технологическое отставание от США, которое началось при Горбачеве. Первые в мире электронные часы были созданы в СССР. Телевизор “Электроника ВЛ-100” закупала Англия до 100 тысяч штук в год, а Италия ежегодно закупала до 7 миллионов советских кинескопов.

Разрушительные 90-е годы увеличили отставание России в электронике до 10-15 лет. Дело дошло до того, что от трети до трех четвертей электронной начинки производимой оборонкой продукции собирается из импортных комплектующих.

Но это не помешало России в 2012 году довести продажу вооружений и военной техники до 14 млрд. долларов. Ельцин, придя к власти, сократил производство вооружений на 70% — до уровня 2-3 млрд. долларов.

Правительство прислушалось к мнению электронщиков и экономистов, что “100 граммов современных микропроцессоров стоят дороже 100 тонн нефти” и в 2007г. приняло федеральную целевую программу развития электронной промышленности с бюджетом 106,8 млрд. рублей. Но последним директором госкорпорации “Росэлектроника” назначен не производственник, не ученый, а “эффективный менеджер”, юрист по образованию А.Зверев. Результат — в 2011 году в России продано микросхем на сумму 55 млрд. рублей (1,83 млрд. долларов). Для сравнения — Китай произвел микросхем на сумму 6,6 млрд. долларов, компания “Самсунг” — на 28,5 млрд., а компания “Интел” — на 54 млрд.

Нобелевский лауреат Ж. Алфёров подсчитал, что один микропроцессор по вкладу в экономику равен центнеру нефти. Поэтому в мире их производство и продажи растут, догоняя рынок вооружений. Лидеры производства электроники — США, Япония и

Южная Корея. Для сведения — в советское время СССР входил в тройку лидеров.

Большинство экономистов и ученых в один голос заявляют: какая может быть модернизация, о которой постоянно заявляет Д. Медведев, если модернизировать нечего — металлообрабатывающая промышленность и в первую очередь станкостроение, приборостроение, самолето — и кораблестроение за годы реформ разрушены или работают на старой производственной базе. По независимым оценкам, в России на 2011 год полностью уничтожено 42 станкостроительных предприятия, из которых только в столице — завод “Красный пролетарий”, заводы им. Серго Орджоникидзе и “Фрезер”, завод “Координатно-расточных станков” и завод “Станкоконструкция”. Старое поколение помнит о них — они всегда были на слуху. Зато в 2008 году за границей было закуплено 11,5 тысячи станков, в основном из Китая и Таиланда.

Подобные “достижения” либеральной власти и в других отраслях промышленности. Производство и продажа гражданских самолетов находятся в плачевном состоянии. Причина этого, по мнению эксперта Академии геополитических проблем Г. Капиани, в том, что стоимость бензина в цене авиабилета, например, во Франции 20% (а она своих нефтепродуктов не имеет), а в России — от 50 до 70%. Результат — авиаперевозчики во Франции и других западных странах имеют возможность покупать новые самолеты, у российских авиаперевозчиков денег на это не остается, и они вынуждены покупать поддержанные “Боинги” почти за бесценок. Поэтому стоят ульяновский и воронежский заводы, продававшие раньше по 50 самолётов в год. Теперь — 2, от силы — 5. А в это время новый министр Минпромторга ярый либерал Мантуров, которого “Аргументы недели” предлагают отвести на Лубянку вместе с Христенко за развал авиапрома, заключает договор с Китаем о совместном производстве российского аэробуса ИЛ — 96 в Китае. Россия обязуется передать Китаю чертежи, обучить китайских рабочих и инженеров, тем самым обрекая работников авиазаводов в Ульяновске и Воронеже на безработицу и торговлю на барахолках китайским тряпьём. И это вопреки интересам России, а также заявлению летчика-космонавта И. Волкова: “На одного рабочего-самолетостроителя работают (условно конечно) 16 человек в смежных отраслях — приборостроении, металлургии, электронике, науке”. Следовательно, потеря одного рабочего места в самолётостроении влечет потерю 16-ти рабочих мест в смежных отраслях промышленности. Но Мантуров идёт дальше — он предлагает 23 ноября 2012г. правительству (а Медведев утверждает) проект Госпрограммы “Развитие авиационной промышленности на 2013-2025 годы”, которая предусматривает сокращение рабочих мест в авиационной отрасли с 407,5 тысячи

человек до 123 тысяч, т.е. на 284,5 тысячи человек. Если верить Волкову, будет потеряно рабочих мест в 16 раз больше, или 4,5 млн. Возникает вопрос — а кто будет выполнять предновогодний Указ В. Путина о создании 25-ти миллионов новых рабочих мест? Не Мантуров, конечно, и ему подобные. Об Указе президента экономистам известно, что новые рабочие места не создаются указами или законами. Они создаются деньгами — например, чтобы создать рабочее место для продавца, нужно построить хотя бы ларек, закупить товар и т.д., потратив на это не менее 300-500 тысяч рублей. В промышленности это обойдется ещё дороже.

Для объективности нужно отметить, что в лучшем положении находятся авиастроение военных самолётов — их производство и продажи растут год от года. То же самое — с военным кораблестроением. Шойгу отказался от покупки 2-х из 4-х французских десантных кораблей “Мистраль”.

Никто не отрицает, что за последние 12 лет достигнуты определенные положительные результаты в экономике и социальной жизни России. Особенно, если сравнивать их с “достижениями” Ельцина и его команды либерал — реформаторов, а точнее — псевдолибералов. Ими, по существу, была разрушена инфраструктура реального сектора экономики России. Откровенное, замаскированное приватизацией, воровство отбросило развитие России на два-три десятилетия назад.

По основным показателям экономика России ещё не достигла уровня РСФСР 1988 года. Реальный экономический потенциал сократился примерно вполовину. Доля России в мировой экономике сократилась с 8% до 2,5%, т.е. более чем в три раза. Так, фактически, она потеряла в развитии экономики четверть века впустую. В этом жестоком мире остается только одно — догонять и перегонять, что невероятно сложно сделать.

В следующей статье читайте о положении в сельском хозяйстве, перерабатывающей и легкой промышленности и пагубных последствиях для них вступления России во Всемирную Торговую Организацию (ВТО).

12 февраля 2013г.

 

Поделиться записью или сохранить себе:

Оставить комментарий

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписаться  
Уведомление о