Развод по-медицински

Развод по-медицински Медицина. Здоровье.

Прежде всего позвольте сделать искренний и глубокий поклон людям в белых халатах.  На собственной уже задубевшей шкуре испытал искусство хирургов, терпеливое милосердие и материнское внимание других врачей.   Нечего и говорить об их мужестве и самоотверженности в нынешние дни, когда они борются со вселенской бедой – короновирусом.

Но речь о другом.  О том, как многие из нас нежданно-негаданно оказываются    в дурацкой ситуации.    Как говорится, пошел по шерсть, а вернулся стриженным. Если сказать яснее, пошел к врачу за помощью, а тебя “развели на деньги”.  Поскольку личной опыт самый вразумительный, начну с него.

Не так давно мне довелось вместе с женой отдыхать в одном из кисловодских санаториев.  Врач , расписывая  процедуры,   вдруг заявила:  а вот нарзанные ванны  вам противопоказаны!  Огорчился, конечно. Хотя непонятно: до этого времени в нарзанных ваннах отказа не было…

Вскоре приглашает на беседу другой врач, уже в ранге заведующей лечебно-диагностическим отделением. Миловидная женщина с красивой цветочной фамилией улыбчиво предложила: давайте-ка мы вам сделаем УЗИ почек. И тогда все неясные вопросы снимутся. Давайте!  Специалист по диагностике свое дело сделала быстро и хмуро. Только буркнула: врач вам всё объяснит.

И вот с этого момента   начался форс-мажор. Заведующая отделением встретила меня с трагичным выражением лица. Она театрально выдержала паузу и сказала: а ведь вы ещё не старый… И далее подразумевалась, очевидно, другая сногсшибательная весть: вам бы ещё жить да жить.

В общем было объявлено, что у меня выявлен гидронефроз едва ли не последней стадии. Заведующая отделением все- таки приободрила.  Нет, не всё потеряно!  У неё есть хороший знакомый, лучший в Кисловодске врач-нефролог. Между прочем, профессор. Она с ним договорится, он так и быть примет без очереди.

Я понял, что профессор обойдется очень дорого.   Спросил: может быть, провести ещё одну диагностику, прежде чем бежать к профессору. Конечно, – ответила она. Вот адрес и телефон соседнего санатория, вам там сделают МРТ. По указанному адресу, выяснив, что я перенёс когда-то шунтирование сердечных сосудов,  в МРТ отказали. Тогда наобум направился в другой санаторий, где мне сделали компьютерную томографию. Она была не дешевой – около восьми тысяч рублей. Но вывод врача окупил эти щедрые  затраты: никакого гидронефроза нет! Живите, сколько Бог даст.  Но не забывайте регулярно наведываться к урологу.

Вот и вся история. Впрочем, есть и пролог. Когда я попросил у заведующей с красивой цветочной фамилией фотографию узи, она вдруг заявила, что аппарат изображение не выдал. Тогда появились у меня к заведующей другие неприятные вопросы. И на следующий день вся троица – врач на этаже, заведующая отделением и специалист по узи-диагностике –  разом ушла на больничный.  И болели они как раз до нашего отъезда из санатория.

Может быть, я не прав и спешу делать выводы? Решил основательно “погуглить”. И вот в интернете высветились отзывы об этом санатории.  Есть положительные оценки! Но подавляющая часть отзывов камня на камне не оставила на медицинской службе этого заведения. Фигурировали там и фамилии моих невольных знакомых…

К медицине во все века отношение было двоякое. Обожествляли великих целителей древности и в то же время могли сослать на костер несчастного лекаря, оказавшегося бессильным перед болезнью какого-нибудь сановного подопечного. Даже в не столь давние времена, когда здравоохранение, казалось бы, поднялось на современные высоты, доверие к ней колебалось от полного её неприятия до безоговорочной благосклонности. Всем известно, что Сталин, к примеру, при лечении   легких недугов больше доверял своему преданному охраннику генералу Власику, чем медицинским светилам. В какой-то мере такая подозрительность вождя способствовала созданию знаменитого “дела врачей”.

В постсоветское время здравоохранение постоянно реформировалось.   Увы, так называемая вынужденная оптимизация   была связана с недостатком бюджетного финансирования медицины, а не   с целью её организационного и качественного обновления. И хотя 41 статья новой Конституции РФ сохранила право каждого гражданина на бесплатную охрану здоровья и медицинскую помощь, в стране   стала довольно бурно формироваться альтернативная платная медицина.

И, как часто бывает, зарождение чего-то нового на неподготовленной почве    породило массу проблем, решение которых растянулось на годы.  Прежде всего, резко упал уровень доступности и качества   медицинских услуг для основной массы населения. Здесь и доказывать ничего не надо. Каждый из нас может поведать, сколько он ждет записи к врачу. Потом   долго выстаивает в очереди, а попав, наконец, к доктору может напороться на холодный, безучастный взгляд.

Визит в частную клинику, хоть и дороговат, обещает реальную надежду на помощь. Здесь нет очередей, здесь стерильная чистота, быстрая диагностика и внимательный улыбчивый доктор. Не исключено, тот же самый, который   так неласково встретил тебя накануне в государственной больнице.

И вот в такой ситуации, когда медпомощь становится проблематичной, в систему здравоохранения во всех её видах стали проникать   люди с одной целью – построить свой полукриминальной бизнес на несчастье людей. Как это происходит, может рассказать каждый из нас.   А в криминальных хрониках, столь популярных у телезрителей всех каналов, постоянно фигурируют врачи-мошенники, до конца не доучившиеся стоматологи, хирурги-коновалы, подвизавшиеся на ниве лицевой пластики.

Мой хороший знакомый, известный в России офтальмо-хирург Владимир Алексеевич Старостин, отдавший своему любимому делу всю жизнь, в приватной беседе высказал свое сокровенное: современной медицине, при всех прочих достоинствах не хватает самого главного- чувства сострадания. Отсюда – делячество, безумная жадность, полное равнодушие к жизни человека.  Увы, Старостин видит это и на примере своих коллег, которые переродились буквально на его глазах.

Что же остается   ходоку в больницу?  Это как игра на ромашке: помогут – не помогут, выздоровею – не выздоровею. А вот и статистика. По данным ВЦИОМ 2019 года 41 процент опрошенных не доверяют медицине. Это много. Другие цифры тоже дают пищу для размышления. 80 процентов, опрошенных пользуются услугами государственной медицины. В то же время 58 процентов пользуются платной услугой. Что это значит?

Это значит, что один и тот человек, не получив ожидаемую бесплатную услугу по линии ОМС (обязательному медицинскому страхованию), направляется в платную клинику.  И ещё не факт, что в этой клинике он встретит грамотного достойного врача.

Хотел бы снова сделать оговорку. В стране за последние 20 лет созданы уникальные медицинские центры. Взять хотя бы федеральные центры кардиохирургии, офтальмологии, по лечению суставов. Чтобы попасть туда, нужно получить квоту. То есть доступность избирательна. Но и это – шаг вперед. Теперь бы добиться таких изменений в низовом звене здравоохранения. Дожить бы до этого…

  Николай СЕНЧЕВ

Николай Сенчев

Редакция, к сожалению, не всегда может установить авторство публикуемых на сайте фотографий. Их авторы могут получить гонорар при обращении в редакцию по действующим в "НК" расценкам.

Поделиться или сохранить к себе:
Наш Кисловодск
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.