ВИЗИТ ДАМЫ. К 75-ЛЕТИЮ ПРЕБЫВАНИЯ КЛЕМЕНТИНЫ ЧЕРЧИЛЛЬ В КИСЛОВОДСКЕ

ВИЗИТ ДАМЫ. К 75-ЛЕТИЮ ПРЕБЫВАНИЯ КЛЕМЕНТИНЫ ЧЕРЧИЛЛЬ В КИСЛОВОДСКЕ(6+) 17-19 апреля 1945 года в Кисловодске находилась делегация общественного комитета «Фонд помощи России» во главе с супругой премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля баронессой Клементиной Огильви Спенсер Черчилль (1885-1977).

Гостям и сопровождающим предоставили дачу в Доме отдыха Совета народных комиссаров (территория современного санатория “Жемчужина Кавказа”) с размещением в отдельных люкс-номерах.   Принимали почётных гостей торжественно и помпезно. Для достойного пребывания высокопоставленных лиц и их обслуживания был выделен специальный штат проверенных работников, которых закрепили на весь срок без права ухода с места работы. Ко всему прочему была организована отдельная кухня, кондитерская и временный продовольственный склад. Все продукты питания проходили тщательный санитарный досмотр и проверку.

Госпожа Черчилль и её заместитель госпожа Джонсон были приняты председателем городского совета Владимиром Фёдоровичем Бородиным. Было устроено два официальных приёма. 17 апреля леди Черчилль дала завтрак для актива городских организаций с приглашением 30 человек. Эти сведения под грифом “секретно” описаны в подробном отчёте Кисловодского горисполкома и не подлежали разглашению.  А 18 апреля председатель горсовета В.Ф.Бородин дал обед в честь приезда высоких  гостей.

Клементина Черчилль посетила несколько госпиталей, беседовала с врачами, заходя в палаты, разговаривала с ранеными, вручала им подарки. Важный визит вызвал большой переполох в санатории, где размещался один из эвакогоспиталей. Об этом вспоминает кисловодская поэтесса Галина Воронина. Её мама трудилась санитаркой, а 8-летняя Галя часто бывала у неё на работе.

«…наши союзники организовали комиссию по проверке работы госпиталей. Комиссия была международной. И вот с такой инспекционной поездкой в Кисловодске оказалась жена английского премьер-министра Уинстона Черчилля. Госпиталь, работавший в санатории «Х лет Октября», попал в «маршрутный лист» леди Черчилль. К её визиту готовились, скребли, чистили, мыли и без того ослепительно-чистые палаты, фойе, кабинеты. Главный врач санатория Борис Николаевич Антонов строго-настрого приказал сотрудникам детей в эти дни не приводить.

Ну, а я… Я нарядилась в малиново-красные штаны, которые мне сшила мама из старой плюшевой скатерти, отслужившей в вечных президиумах на собраниях свой срок. Плюшевую скатерть эту разрезали пополам и выдали в качестве премии к празднику 7 ноября маме и её сослуживице – другой санитарке. Нам досталась та половина, на которой навечно отпечатался след от графина. Вместо резинки в обе штанины был вдет белый бинт. Я с удовольствием расправляла марлевые бантики у щиколоток – мне казалось это верхом красоты.

И вот в этих малиновых штанах я вылезла на пожарную лестницу из «дежурки». И в тот момент, когда делегация проходила мимо третьего корпуса, где меня прятала мама, я заорала благим матом, потому что увидела, что забралась высоко, и мне стало страшно. Тем я и обратила внимание высоких гостей на себя. Меня сняли, и леди Черчилль смотрела на меня с любопытством и жалостью. Потом стала рыться в сумочке. Я «сделала стойку» – потому что знала, что может последовать за этим жестом: какой-нибудь дар. Может быть, конфета? Конфеты не нашлось, и леди Черчилль потрогала мои торчащие во все стороны волосы, потрепала по щеке и развела руками… Детским чутьём я осознала неловкость момента и нагнулась, чтобы на виду у всех расправить свои марлевые бантики на штанах…

Досталось на орехи и маме, и мне… Правда, Борис Николаевич, чудной доброты и широко сердца человек, подарил-таки конфету мне, шёпотом сообщив, что та «английская тётя» просто забыла конфету в его кабинете. Мне было восемь лет, и я верила сказкам…».

Ну, и не нужно мне твоей конфеты!

У нас паёк, и сахару – полно,

А в Англии у вас, конечно, нету

Таких красивых плюшевых штанов!

Госпожа Черчилль совершила краткую прогулку по Кисловодску, попробовала нарзан в здании питьевой галереи из обычного гранёного стакана. Кстати, минеральная вода ей понравилась. В знак особой благодарности лично Клементине было подарено 100 бутылок нарзана и ещё 150 загрузили в багаж для всей делегации.

Возвратившись в Великобританию, госпожа Черчилль написала небольшую книгу “Моя поездка в СССР”. Несколько страниц её посвящены Кавказским Минеральным Водам. “Три восхительных города – Кисловодск, Ессентуки и Пятигорск – зополнены бойцами Красной Армии, находящимися там на излечении. Все санатории превращены в госпитали. Создаётся впечатление, что всё население занято работой, связанной с лечебным делом. Мы посетили много госпиталей и уехали с чувством большого уважения к врачам и медицинским сёстрам и с ещё большим сознанием огромных потребностей России в медицинских препаратах и аппаратуре. В Кисловодске некоторое количество санаториев обслуживает больных определённой профессии, например, там имеется один санаторий профсоюзов, другой – для учёных. Мы же находились в правительственном санатории. Нельзя себе представить ничего более очаровательного, чем приём, оказанный нам жителями маленьких кавказских городков. Они следовали за нами по пятам, по улицам города, приветствуя, а, иногда аплодируя; и хотя Британия находится от них за тридевять земель, они всё же, казалось, знали о нашей миссии”.

Сегодня, как и 75 лет назад, наши медики по-прежнему в строю, ведут отчаянную борьбу с опасной короновирусной инфекцией. Низкий поклон и наша безмерная благодарность! МЫ ВМЕСТЕ!

Сергей ЛУЗИН,

директор Кисловодского историко-краеведческого музея “Крепость”

Поделиться или сохранить к себе:
Наш Кисловодск
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.