ВТО – ПОСТРАШНЕЕ ЯДЕРНОЙ ВОЙНЫ

«Вступление в ВТО – это экономическая смерть страны. Окончательное закрепление России в качестве сырьевого придатка, выкачка оставшихся ресурсов, вымирание населения, развал промышленности и распад страны в итоге».

                             Е. Пономарева, доцент кафедры сравнительной политологии МГИМО МИД РФ.

До 1993 года мировая торговля регулировалась нормами Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ). Его трансформация во Всемирную Торговую Организацию (ВТО) произошла сразу после краха социалистической системы во главе с СССР, которая была препятствием для развития процесса глобализации, проводимой мировыми корпорациями. Крах СССР и всей социалистической системы, а также приход к власти в России либералов устранили это препятствие, что способствовало ускорению процесса глобализации.

Переговоры о вступлении России в ВТО были длительными. Западные страны первоначально откровенно препятствовали ее вступлению в эту организацию. Но с каждым годом возрастала глобализация мирового бизнеса, требующая принятия России в ВТО. К этому добавился кризис 2008-2009 годов, ухудшивший положение многих стран Запада. Усилилась конкуренция из-за падения покупательского спроса. Внешнеторговые обороты ведущих стран в последние годы получились неутешительными. Так, по данным ВТО, в 2011 году США экспортировали товаров на сумму 1481 млрд. долларов, а импортировали на сумму 2165млрд., т.е. купили на 784 млрд. товаров больше, чем продали. Англия продала товаров на 163 млрд. меньше, чем купила; Франция – на 118 млрд; Испания – на 65 млрд; Турция – на 105 млрд. меньше. И такая ситуация продолжалась все последние годы.

Экономистам известны два способа выхода из ситуации дефицита торгового баланса. Первый, самый простой, но ведущий рано или поздно к финансовому пузырю и банкротству – за счёт вливания денег в экономику методом эмиссии (их печатания) и кредитования (этим активно занимаются США, вливая в экономику ежемесячно, по одним оценкам – 40 млрд., а по другим – 100 млрд. долларов). Второй способ – более честный, увеличение объёма экспортных продаж. Но достичь этого в современных условиях, когда рынки уже поделены международными корпорациями, трудно. Нужны новые платёжеспособные рынки. Для этого хорошо подходили Китай, имеющий самый ёмкий рынок в мире (в 2011 году закупивший товаров на сумму 1 триллион 743 млрд. долларов), и Россия, у которой хороший профицит торгового баланса – в 2011 году в размере 199 млрд. долларов за счёт продажи углеводородного сырья. Это означает, что мы платёжеспособная страна. Значит – её нужно принять в ВТО. И приняли в 2012 году, выторговав для себя лучшие, а для России – худшие условия членства в этой организации.

Китай был принят в неё раньше нас. В результате его торговый баланс в 2012 году впервые стал дефицитным – импорт превзошёл экспорт.

И это несмотря на то, что Китай вступил в ВТО с более конкурентоспособной промышленностью и сельским хозяйством, чем Россия. Поэтому он сам ищет рынки сбыта своих товаров. Россия для него тоже желанная цель, за которую нужно бороться с Западом.

Следует отметить, что Россия вела с ВТО торг за лучшие для себя условия вступления в эту организацию. Удалось добиться только одного – 7-летнего переходного периода, когда нормы ВТО заработают в полную силу. Тем самым у России ещё есть время для смягчения ущерба экономике от вступления в ВТО и для повышения конкурентоспособности.

Нужно отметить обеспокоенность экономистов и представителей национального капитала тем, что переговоры велись в глубокой тайне от них. Это подтверждает тот факт, что обсуждение вопроса о вступлении России в ВТО в Государственной думе и Совете Федерации РФ происходило по неофициальному переводу условий вступления России в эту организацию. Главный переговорщик от России М. Медведков безопеляционно заявил, что другого перевода, скорее всего, не будет! Но это не помешало Госдуме принять решение о вступлении России в ВТО, а Совету Федерации – одобрить его. Так наша страна с 2012 года стала членом ВТО.

Это событие вызвало шквал негативных откликов патриотически настроенных экономистов и политиков, а также средств массовой информации. Сами заглавия статей говорят о пагубности вступления России в ВТО: “Зачем нас втянули в ВТО”, “Вирус ВТО окончательно разрушит нашу великую державу” (“Аргументы недели”), “Жареный петух ВТО”, “ВТО – убийство России’2, “Кабальный пакт”, “Оффшорный курс”, “Тьма наступает”, “Отмычка для рынков” (“Завтра”), “Не так страшен кризис, как ВТО” (“Мир новостей”) и др.

Сущность ВТО, как инструмента глобализации мировой экономики, хорошо охарактеризовал в своей статье “Отмычка для рынков” А. Вальнерт: “ВТО есть концентрированное выражение давления мировой конкурентной среды… ВТО – качественно более

45

s

серьёзный и эффективный инструмент принудительной либерализации национальных экономик… Инструмент, лишающий относительно слабые экономики возможности противостоять непосильному для них давлению глобальной конкуренции, ослаблять его необходимыми протекционистскими мерами. Хотя ВТО служит интересам глобального бизнеса, непосредственным их выразителем оказываются США, играющие в этой международной организации, как и во многих других, доминирующую роль”.

За вступление России в ВТО кроме либеральной власти выступили и некоторые представители национального капитала, чьим интересам это не грозит негативными последствиями. Во-первых, это владельцы газовых и нефтяных добывающих компаний и экспортёры нефти и газа. Западу крайне необходимы углеводороды, поэтому в правилах ВТО не содержится каких – либо ограничений в экспорте их из России. Более того, одним из условий приема России в ВТО является требование снятия или, как минимум, уменьшения пошлины на вывоз из России углеводородного сырья. Такие экспортёры нефти как Г. Тимченко (владелец 24-х млрд. долларов), через фирму которого продается треть нефти России, станут ещё богаче. Страна же и далее продолжит находиться в статусе сырьевого придатка Запада, без надежды превращения в промышленно развитую державу.

Во-вторых, больше всех заинтересованы во вступлении России в ВТО разного рода импортёры. Объясняется это тем, что главным условием членства в ВТО является отказ государств, в том числе и России, от ограничительных ввозных пошлин и обязательство не поднимать их, т.е. отказ от защиты интересов своих производителей товаров и открытие границы для потока импортных товаров. Эта эгоистическая позиция импортёров неизбежно приведет к банкротству российских производителей, безработице, снижению доходов, покупательского спроса и, как следствие, к краху самих импортёров. Всё это будет, по предположению, через несколько лет (с учётом переходного периода), а пока им нужна прибыль, как говорится “здесь и сейчас”. В результате только за два года объём импорта в Россию вырос с 191,8 млрд. долларов в 2009 году до 323,8 млрд. – в 2011 году, т.е. более чем на 65%.

В-третьих, заинтересованы во вступлении России в ВТО работающие в одной связке с импортёрами торговые сети, особенно крупные. Им выгоднее и удобнее работать с крупными импортёрами, чем с сотнями отечественных мелких и средних поставщиков товаров, ибо они хуже сертифицированы и менее рекламированы, защищены от чиновничьего произвола.

Не возражают вступлению России в ВТО владельцы крупных компаний и банков, которые постоянно берут кредиты на Западе: и набрали до 500 млрд. долларов!

Очень хорошо о позиции нашей правящей либеральной элиты по вопросу вступления в ВТО написал в статье “Оффшорный курс” директор института проблем глобализации Михаил Делягин: “Практически в этом же положении находится и вся правящая тусовка (по гениальному самоназванию – “оффшорная аристократия” со своей псевдолиберальной обслугой). Критически значимая часть её активов: от денег до семей – давным-давно вывезена в “фешенебельные” страны. Представители силового и либерального кланов могут ненавидеть друг друга и даже насмерть бороться между собой, но они бессильны освободиться от своей классовой общности. Что бы не происходило здесь, в России, их деньги лежат на счетах в одних и тех же западных банках, их жёны и любовницы живут в одних и тех же престижных на Западе районах, их дети учатся в одних и тех же западных университетах”.

Вот и создаётся иллюзия, что вся Россия – за вступление. Но это далеко не так. Категорически против, прежде всего, работники сельского хозяйства и перерабатывающей сельхозпродукты промышленности, предприятий авиапрома, двигателестроения, приборо – и станкостроения, лёгкой и лесной (в советской классификации) промышленности. То есть все, кто производит продукцию для промышленности и товары – для населения, а это примерно 70-80% всего объёма реального сектора. Против потому, что Россия, выполняя требования правил ВТО, обязуется снижать ввозные пошлины на импортные товары и продукцию. Значит, импорт будет стоить ниже на проценты снижения пошлины и, следовательно, получает ценовое преимущество перед товарами и продукцией, произведённых в России. Следствием этого будет падение спроса, сокращение производства, банкротство и закрытие предприятий, и соответственно – рост безработицы, снижение доходов, которые, в свою очередь, снижают спрос и усиливают все негативные последствия этого.

Примечательно, что наши “отцы – законодатели” знали (или догадывались) об этих последствиях, о чём свидетельствует следующая формулировка принятой Комитетом ГД по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству резолюции по итогам обсуждения условий вступления России в ВТО: “Одной из ощутимых угроз является снижение защитных барьеров, ограничивающих доступ иностранной продукции на внутрироссийский товарный рынок, что может вызвать снижение спроса на продукцию отечественной промышленности и, как следствие, сокращение производства. Однако этот процесс будет относительно непродолжительный”. Как тут не вспомнить заявление Ельцина о “шоковой терапии”: “Будет плохо, но не долго”!

М.Делягин считает, что негативные последствия присоединения к ВТО станут “важным фактором срыва России в пучину системного кризиса” (об этом читайте в следующей статье) и, как следствие этого, роста протестных настроений в промышленных городах. В отличие от столицы, где в 2008-2009гг. протестовали “бандерлоги”, “офисная моль”, “норковые шубы”, в промышленных городах будут протестовать рабочие обанкротившихся предприятий, а это опасно.

И власть начинает понимать гибельность негативных последствий от вступления России в ВТО. Это видно из выступления В. Путина: “Нельзя допустить падения занятости в моногородах и регионах, где концентрируются крупные предприятия. Закрытие убыточных и неэффективных предприятий способно увеличить безработицу – это уже социальные риски. Все риски и негативные последствия должны быть минимизированы”. И тут же поручил правительству оценить риски роста безработицы из-за вступления в ВТО.

Но при этом нужно учитывать, что финансовой помощи от бизнеса, как российского, а тем более иностранного, не следует ожидать – бизнес не любит вкладывать деньги в рискованные операции. Это – во-первых. А, во-вторых, правила ВТО запрещают государствам оказывать помощь неэффективным предприятиям в виде дотаций.

В. Путин признал так же усиление рисков, “связанных со взятыми на себя обязательствами, прежде всего это касается обязательств по снижению импортных пошлин на ряд товаров”. Действительно, при вступлении в ВТО Россия обязалась сократить импортные пошлины в среднем с 9,5% до 6-ти. Минэкономразвития подсчитало, что потери федерального бюджета от этого могут составить в 2013 году 188 млрд. рублей, а в 2014 году – уже 257 млрд. И это – только начало. О том, что будет дальше, хорошо спрограммировали в статье «Не так страшен кризис, как ВТО» Минаев И. и Мартынюк В.: – “Наши компании неизбежно будут терять свои рынки, свои ресурсы, которые будут переходить к более конкурентоспособным иностранным компаниям. Как следствие, они будут терять свои доходы и в конце концов банкротиться. К валу банкротств нужно просто быть готовыми, как и к росту безработицы. Иностранные компании приходят к нам за ресурсами и за рынком сбыта, и вовсе не для того, чтобы развивать нашу экономику, поднимать производство. То есть на их присутствие следует смотреть трезво”. (“Мир новостей”, 2012). И с большим подозрением – добавлю от себя. Но это не мешает нашему председателю правительства либералу Д. Медведеву с упорством, достойным лучшего применения, приглашать иностранных инвесторов в Россию и создавать для них благоприятные условия. Результат минимальный – в 2012 году иностранные инвестиции составили около 50 млрд. долларов, а из России “убежало” – около 100 млрд. Это означает одно

– не верят в благоприятные условия для бизнеса ни иностранные инвесторы, ни российские предприниматели. Об этом более, чем красноречиво, говорит такой факт: на Ставрополье за последние 8 месяцев 2012 года прекратили заниматься бизнесом 10 тысяч индивидуальных предпринимателей. Причины этого – неподъемное бремя налогов (особенно рост единого социального) и чиновничий беспредел. Мечты либеральной власти о создании среднего класса, как социально – политической основы государства, лопаются, как мыльный пузырь. А это означает утрату социальной стабильности в государстве.

Многие экономисты и юристы обратили внимание на то обстоятельство, что главная опасность членства России в ВТО заключается не столько в снижении импортных пошлин, сколько в изменении правил торговых споров: российские производители будут поставлены под чудовищный пресс внешнего давления (в основном американского), поэтому выиграть судебные споры в Комиссии по разрешению споров ВТО, как свидетельствует практика их рассмотрения за прошлые годы, чрезвычайно затруднительно.

По мнению многих учёных, Россия вступила в ВТО не подготовленной к жестокой конкуренции со странами Запада с их высокотехнологичной промышленностью и развитым сельским хозяйством. Состояние нашей экономики на этот момент, точно охарактеризовал д.ю.н. профессор Г.В. Атаманчук: “ВВП Российской Федерации за 20 лет, с 1990 по 2010 годы увеличился с 2,3 до 2,4 триллиона долларов, т.е. колебался вверх – вниз в пределах одного уровня. Если сравнивать динамику ВВП за те же последние 20 лет (по паритету покупательной способности), то она в других странах выглядит так: Китай – 11 раз, Индия – 5 раз, Бразилия – 6 раз, США – почти 2,3 раза, Великобритания, Германия, Италия, Франция, Япония – от 1,9 до 2,2 раза, хотя всех задел финансово-экономический кризис”. И добавил, что власть, озабоченная глобализацией (вступлением в ВТО), почти не думала над тем, «а что Россия может предлагать миру, кроме своих природных ресурсов?”. («О состоянии, тенденциях и проблемах российского общества», Кисловодск, 2012г. стр.55)Но, по отзывам экономистов, сырьевые природные ресурсы – газ, нефть, металл, лес-кругляк и без ВТО неплохо продавались в Китай и на Запад. К тому же, снятие экспортных пошлин на вывоз сырья является вернейшим способом навсегда законсервировать для России статус сырьевого придатка Запада и, соответственно, пресечь возможность промышленного развития. Кроме того, вступление России в ВТО торпедирует объявленные В.Путиным планы евразийской интеграции с Белоруссией, Казахстаном и Украиной. В выборе – евразийский союз или ВТО – либеральная власть отдала предпочтение ВТО. Забыла она, или не хотела учитывать, что мировая экономика начинает уходить от глобализма к разделу мира на макроэкономические районы, сравнительно независимые друг от друга. В этом – уход от политики диктата Запада. Проигнорировала она и признание нового Госсекретаря США Дж. Керри: “Международная политика – это, прежде всего, экономическая политика, это борьба за сырьё, ресурсы и финансы”. Их-то и преподнесла Западу “на блюдечке ВТО” наша прозападно настроенная властная элита.

Неподготовленность России к вступлению в ВТО, а также отказ от протекционизма негативно отразятся, прежде всего, на сельском хозяйстве (по подсчётам, оно рухнет на 26%). Страна будет завалена из-за снижения импортных пошлин импортными подержанными автомобилями и сельхозтехникой, ширпотребом и другими товарами, из-за чего пострадают автопром, самолётостроение, машиностроение, легкая и пищевая промышленность. Короче – пострадают все производители промышленной и сельхозпродукции.

26 февраля 2013 г.

Поделиться или сохранить к себе:
Наш Кисловодск
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.