Экспликация Е. Е. Лансере открылась в кисловодском музее “Крепость”

Экспликация Е. Е. Лансере открылась в кисловодском музее "Крепость" Культура и искусство

Е. Е. Лансере (1875-1946) – выдающийся российский художник, чья творческая судьба тесно связана с Дагестаном. Впервые он приехал в Дагестан в 1912 году для сбора материала к иллюстрациям повести Л. Н. Толстого «Хаджи-Мурат». При обсуждении с родственниками предстоящей поездки выяснилось, что муж сестры Лансере Борис Анатольевич Серебряков учился в Петербургском институте путей сообщения с дагестанцем Магометом Мирзой Хизроевым, а его сестра Зульфиджат вышла замуж за младшего сына Хаджи-Мурата, названного в честь отца. Магомет с радостью проконсультировал художника и пригласил его остановиться в родительском доме. Это знакомство очень помогло Лансере в поездке по Чечне и Дагестану.

Экспликация Е. Е. Лансере открылась в кисловодском музее "Крепость"В сложный исторический период в ноябре 1917 года он вновь приехал в Дагестан, где прожил до марта 1920 года. В период пребывания в Дагестане художник вел плодотворную творческую работу, сотрудничал с местным литературно–художественным журналом «Танг Чолпан», преподавал в темир-хан-шуринском училище, работал с горскими детьми и юношами, отыскивая способных и развивая их таланты в области рисования и общих художественных знаний. Летом 1925 года по приглашению дагестанского правительства он вновь возвратился в Дагестан для участия в этнографической экспедиции. В течение полутора месяцев Е. Лансере побывал во многих аулах Дагестана. Маршрут охватывал Нагорный Дагестан, Аварию, районы рек Кара-Койсу и Аварское Койсу.

Особое внимание художник уделял архитектуре горного Дагестана. Большая часть произведений, созданных во время экспедиции, была приобретена Дагестанским музеем (ныне Национальный музей РД им. А. Тахо-Годи), откуда они и были переданы в ДМИИ им. П. С. Гамзатовой. Е. Лансере вновь вернулся в Дагестан весной 1928 года для создания по заказу Дагестанского областного музея иллюстраций к повести Л. Н. Толстого «Казаки». Здесь художник опять, как в 1917 году, близко соприкасается с историей, пишет окрестности и конкретные места, жителей станицы. Лансере создал многочисленные этюды и зарисовки гор, аулов, фигур, лиц. Для художника это не просто этнографический материал. В лёгких зарисовках, в рисунках видна большая наблюдательность, заинтересованность в передаче образов строгих, спокойных и мужественных людей. Лица у всех серьёзны, глаза смотрят живо, внимательно. Видно, близки автору изображённые им люди. Сам Е. Лансере писал: «Я считаю пребывание на Кавказе большой удачей для себя как живописца».

Коллекция произведений Е. Е. Лансере в ДМИИ им. П. С. Гамзатовой представляет работы разнообразной тематики. Это и многочисленные пейзажи Дагестана, аулы, типы горцев, интерьеры горских жилищ и утварь.

Масштабный проект, посвященный творчеству художника, «Дагестан глазами Евгения Лансере» с успехом прошел в 2013 году в Московском государственном объединённом музее – заповеднике Коломенское, также выставки реплик с графических произведений Е. Лансере экспонировались в Чеченской республике (Национальный музей Чеченской Республики) и в Республике Ингушетия (Государственный музей изобразительных искусств Республики Ингушетия). В результате сотрудничества с Московским государственным объединённым музеем – заповедником Коломенское в 2013 году был издан альбом «Дагестан глазами Евгения Лансере».

Значительное место на выставке занимают изделия ДПИ. Очень богата и самобытна материальная культура Кавказа. Народное ДПИ, имеющее богатые многовековые традиции, является частью национальной художественной культуры Дагестана. Оно было органично связано с повседневной жизнью и с бытовым укладом народа и, конечно, главными событиями жизни: рождением, свадьбой, смертью. Замечательные произведения, которые вы видите на этой выставке, являются подтверждением таланта и художественного дарования, ярко проявившегося в искусной резьбе по дереву, обработке металла и гончарном искусстве.

Обработка дерева является одним из древних видов ремесленного производства с устойчивым кругом изобразительных приемом и орнаментальных мотивов. В Дагестане традиционно украшали резьбой как крупные архитектурные элементы и мебель, так и разнообразную деревянную утварь, и мелкие предметы быта: мерки для сыпучих продуктов и муки, поставцы для столовых приборов, солонки, ступки-чесночницы и т. п., которые являлись принадлежностью каждого горского дома. Резной орнамент, обычно геометрический, или крупные элементы – многолепестковые розетки, солярные знаки, треугольники, квадраты, ромбы – которые подчеркивали круглую или овальную форму предметов. Все эти предметы выполняли не только утилитарную, но и декоративную функцию. Когда они не использовались, то их развешивали на стенах, расставляли по нишам или, как это было принято у аварцев (одна из народностей Дагестана), развешивали на поверхности цагура (шкаф-амбар высотой 2,5 м и глубиной до 1,5 м). Он представлял собой своего рода деревянный дом внутри жилого помещения, фасад которого был покрыт резьбой. В центре этой деревянной стены, отделяющей жилую часть от хозяйственной, стоял огромный стол, называемый «кьибиль» (корень) и игравший особую роль в доме. На двух работах Е. Е. Лансере, представленных на выставке, мы можем видеть типы опорных столбов и рисунок цагура, сделанные в 1925 г. в с. Тидиб Гидатлинского округа. «Столб рода» имел не только функциональное значение, служа опорой для центральной балки, подпирающей плоскую земляную крышу сакли, но и духовное, играя охранную, защитную роль. Олицетворял благополучие семьи и ее монолитность. Столб и капитель с лицевой стороны украшены резьбой в виде больших розеток-дисков. Две розетки симметрично располагаются по сторонам, в центре полукружий капители, а третья – в верхней части столба.

Одним из крупных центров художественной резьбы по дереву в Дагестане издавна считалось аварское селение Унцукуль, где более 200 лет назад возник уникальный деревообделочный промысел. Унцукульцы стали украшать, т. е. инкрустировать деревянные изделия металлом. Вначале это были ручки для нагаек, кнутовища, трости. В годы Кавказской войны особую популярность обрели курительные трубки. Для изготовления этих небольших предметов использовалась в основном кизиловая и абрикосовая древесина. И сегодня унцукульское искусство представляет собой один из уникальных видов декоративно-прикладного искусства и является визитной карточкой Дагестана.

На выставке представлены авторские работы ведущих мастеров 2 половины XX в. Это работы Идриса Абдуллаева, Абдулжалила Магомедова. Произведения этих талантливых мастеров удивляют тонкой красотой и техническим совершенством исполнения. Как правило, орнаменты очень часто представляют новое решение, в котором заметно использование большинства древних элементов в сочетании с вновь найденными и разработанными.

Искусство обработки металла зародилось в Дагестане в глубокой древности. Чеканная утварь, бытовавшая в каждом дагестанском доме, была очень практична: легко чинилась, хорошо лудилась, при необходимости медно-чеканные изделия переплавлялись и делались заново. Известные центры медно-чеканного производства были расположены близ крупных разработок залежей меди: даргинское селение Кубачи, лаские – Кумух и Кунди, позднее – аварское селение Гоцатль. На выставке мы можем видеть наиболее популярную в прошлом горскую утварь: водоносные и водолейные кувшины, кружки, настенные подносы.

Балхарская керамика, представленная на выставке – это в основном изделия 1970-80-х гг. за исключением нескольких предметов к. XIX – 1 трети XX вв. Балхарский керамический промысле один из старейших в Дагестане и единственный сохранившийся в наши дни. Гончарное ремесло здесь – занятие исключительно женское. По твердо установившемуся разделению труда, мужским занятием была реализация готовых изделий. Технология изготовления изделий сохранилась в первозданном виде. Гончарную глину добывают из близлежащих к аулу ям. Рабочую массу месят ногами, изделия формуют на ручном деревянном гончарном круге жюлла ленточным способом, наращивая длинные жгуты. Готовый, отчасти высохший предмет, подвергается лощению, своего рода полировке. Затем наносится ангобным орнамент. Ангоб для росписи получают из местных глин белого и красного (терракота) цветов. В росписи в старину использовались магические знаки плодородия и астральная семантике: изображение круга, ромба, концентрических окружностей, волнистые линии и рогообразные элементы, которые являлись символами солнца, воды, плодородия, либо имели значение оберегов. Со временем орнамент трансформировался из архаичного в изящный растительный. К сожалению, многие старые формы теперь утрачены. Также изменились и приоритеты в цвете ангоба от красного к белому. Все это хорошо прослеживается на изделиях, представленных на выставке.

С 1970-х годов активно развивается изготовление балхарской игрушки. Во главе нового направления стояла мастерица Зубайдат Умалаева. На выставке присутствуют очень интересные композиции, созданные ею и ее коллегами. Здесь можно увидеть разнообразные композиции, в том числе посвященные трудовой деятельности мастериц, эпизоды из аульской жизни, с этнографической точностью застывшие в глиняных миниатюрах.

 

Источник: Михаил Есаулов | Источник: КИКМ "Крепость"

Редакция, к сожалению, не всегда может установить авторство публикуемых на сайте фотографий. Их авторы могут получить гонорар при обращении в редакцию по действующим в "НК" расценкам.

Поделиться или сохранить к себе:
Наш Кисловодск
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.