МУЗЫКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ АЛЕКСАНДРА БИЧЁВА

МУЗЫКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ АЛЕКСАНДРА БИЧЁВАВ Кисловодск звездный участник телешоу «Голос-3» попал случайно – его уверили, что именно здешние лечебные факторы полезны для тела, души и голоса жителей мегаполисов. В один из дней, после целебных водных процедур, Александр Бичёв рассказал мне музыкальную историю своей еще очень молодой, но полной разных событий жизни. Но прежде перечислю все его регалии: лауреат международного конкурса «Романсиада», обладатель первой премии конкурса вокалистов имени Шаляпина, один из лучших выпускников вокального колледжа Галины Вишневской. Александр обладает очень редким голосом – лирико-драматическим тенором. Из певцов прошлого его можно сравнить разве только с великим Сергеем Лемешевым – то же хрустальное тремоло и эмоциональная глубина.

– Что Вы почувствовали, Александр, когда оказались в Кисловодске – городе, где Вы никогда прежде не бывали?

– Не бывал, но всегда мечтал посетить Кавказ, где бывали Пушкин и Лермонтов. Поэзия Лермонтова мне особенно близка.

– Расскажите о вашей малой родине, о семье и школе…

– Родился в Воронежской области, поселке Каменка, в музыкальной семье. Отец, Сергей Николаевич, – композитор, певец и поэт. Мама – преподаватель в музыкальной школе. Наши места издавна славились народным песенным творчеством. Знаменитая в советское время исполнительница народной песни Мария Мордасова – моя землячка.

В школе отличался успехами исключительно по гуманитарным предметам: русскому, литературе, истории. С точными науками было неважно. От скуки, бывало, пел на уроках математики, а потом получал нагоняй.

– А Вы помните тот день, когда решили стать певцом?

-Пою я с пеленок, но тягу к исполнительскому мастерству впервые почувствовал в 9 лет, когда услышал Робертино Лоретти. «О, соле, мио» в его исполнении меня необычайно вдохновила. Я понял, что очень хочу, чтобы и мое пение, мой голос вызывали те же чувства радости и восторга у слушателей. Через три года в 2003 году, исполнив «О, cоле мио», я занял 1-ое место на детском международном конкурсе «Роза ветров» в Москве. Эту же песню я представил на прослушивании при поступлении в школу музыкально-театрального искусства им. Галины Вишневской. Но мне там сказали: «приходите завтра», как в известном фильме… Я пришел и, к моему удивлению, меня приняли без экзаменов, сразу же определив в отборочную гастрольную группу, которая представляла детско-юношеский театр Галины Вишневской. Там я и учился с 7 по 9 класс.

– Как вы познакомились с Галиной Павловной?

– И школа, и колледж были в одном здании. После 9 класса я перешел в колледж на 1 курс. Мой голос стал МУЗЫКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ АЛЕКСАНДРА БИЧЁВАломаться и превращаться в тенор. Когда голос определился, меня взяли во взрослую гастрольную группу упомянутого театра. Тогда в театре ставили оперу «Сказки Гофмана», где мне сразу же дали одну из главных партий. На предпремьерном показе присутствовала Галина Павловна. Мое исполнение ей понравилось, и она об этом мне сказала, но подчеркнула, что мне надо еще много работать. Когда она приезжала в колледж, я ее встречал и везде сопровождал. Галина Павловна была удивительным педагогом! Видела насквозь каждого и давала не столько технические советы, сколько художественные подсказки, шла от образа. Я закончил колледж в 2011 году. В 2012 ушла из жизни Галина Вишневская. Очень жаль, что она не успела помочь директору колледжа Елене Трацевской открыть институт вокала, идею которого она долго вынашивала…

– Публика слабо представляет себе «механизм» подъема на олимп популярности. С чего начинались Ваши первые шаги на этом пути?

– В 2011 году на конкурсе имени Шаляпина меня услышал Народный артист России Сергей Яковенко. После 1-го тура он пригласил меня в Институт имени Ипполитова-Иванова, в свой класс. Я согласился и поступил с высоким проходным баллом. После школы и колледжа Вишневской в этом институте училось легко, удобно, но скучно – не хватало яркой, насыщенной творческой жизни, театральных костюмированных постановок, гастролей, оркестра. И тогда, на 1 курсе, я решил подать заявку в проект «Голос». Подал одну, на следующий сезон вторую – не ответили. Я тогда сильно разволновался, а когда смирился и так, на всякий случай, подал заявку на третий сезон, то неожиданно получил приглашение. За неделю до эфира мне дали песню «У Черного моря» Утесова. И я снова очень расстроился – это был совсем не мой репертуар. Но к моему мнению, на удивление, прислушались и заменили эту песню на «Пэр тэ» Джорджа Гробана. Прослушивание проходило в Останкино. С самого раннего утра в зале собралась огромная толпа желающих попасть в проект. Запускали партиями по 10 человек. Я начал с итальянской песни «Пэр тэ». Но меня почему-то остановили на первых же музыкальных фразах. Не передать словами, что я тогда испытал! Подумал, что, видимо, не подхожу под формат проекта. Потом я спел «Эх, дороги!» В итоге из этой десятки претендентов в проект взяли только меня… Неисповедимы пути Господни!

– Таким образом Вы попали в проект «Голос-3». Что было там за кулисами и на сцене?

– Проект стартовал в 2014 году. Самым сложным было дождаться своей очереди. Пришел рано утром, а вышел на сцену поздно вечером. От волнения и духоты садился голос, все время хотелось пить. Ощущение на сцене перед спинками кресел судий сродни прыжку с парашютом. Ты понимаешь, что это – прямой эфир и второго шанса не будет. Пан или пропал! Я пел, а передо мной под софитами угрожающе чернели спинки кресел. На второй фразе повернулся Александр Градский, затем Леонид Агутин и Пелагея. Самым стойким оказался Дима Билан. Пелагея обрушила на меня поток добрых слов: сравнивала с образом светлого печального рыцаря, говорила, что такой голос как у меня один на миллион. Моё волнение сменилось эйфорией. Наутро мы с отцом вышли погулять в парк Горького, и меня уже узнавали. Вообще, второй и третий проекты «Голоса» были очень популярными. Сегодня острота восприятия этих программ уже не та.

– Со временем все теряет краски, забывается, и только истинное искусство вечно. Как Вы жили после «Голоса»?

– Артисту нужна публика, чтобы исполнить своё предназначение. А чтобы была публика, надо много трудиться. Полгода я жил и работал впечатлениями «Голоса», и, хотя гастроли у меня были и до проекта, после него мои позиции в концертной жизни значительно укрепились. Сотни тысяч поклонников ждали моих концертов. Стало легче представляться и договариваться о выступлениях. В Москве я до сих пор работаю на аншлагах. И в других городах России у меня есть свой преданный зритель. Я выступал с сольными программами в десятках крупных городов России и за рубежом, в Германии, Италии, ЮАР, Болгарии, Испании, на Мальте. С особым чувством давал концерты в Воронеже и родной Каменке.

– У каждого солиста есть свой импресарио, продюсер, композиторы и поэты. Кто занимается Вашим репертуаром и гастролями?

– Мне во всем помогает отец как организатор и даже иногда как композитор и поэт. Я также сотрудничаю с композиторами Элси Ласло, Александром Морозовым, Ольгой Фадеевой и др. Для моих песен пишет стихи Ольга Клеменкова, Дарья Ялинская… Пою также произведения из творчества Валерия Ободзинского, Сергея Лемешева, Георгия Виноградова, Андрея Петрова, а также песни в жанре «кроссовер» (песня «Пэр те»).

– Почему Вы не поете в опере, тем более, что многие Вас сравнивают с Сергеем Лемешевым и Дмитрием Хворостовским? И кто из оперных певцов Вам близок по духу?

МУЗЫКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ АЛЕКСАНДРА БИЧЁВА– По меркам классики мой голос определяется между тенором и баритоном, то есть он не совсем укладывается в рамки оперы. Хотя истинная причина не в этом. Я всегда хотел создать свой музыкальный сольный театр и петь свои песни, чтобы иметь возможность экспериментировать, импровизировать, приносить своим творчеством радость и душевное здоровье. В моем театре уже 8 сольных программ, в их числе есть и программы романсов. Но признаюсь, что до сих пор мечтаю спеть в опере партию Ленского, с которой когда-то закончил институт. Для меня нет ничего лучше, любимей, чем русская опера и русские, российские певцы, такие, как Лемешев, Атлантов, Иванов, Нежданова, Обухова и другие. Поэтому я никогда не мечтал жить за границей. Расширять границы творчества, популяризировать наших вокалистов за рубежом – это совсем другое дело.

– Как Вы общаетесь с коллегами по шоу-бизнесу? Там, говорят, царят жесткие «клановые» законы, которые «чужих» не пропускают. С кем сотрудничаете?

– Я всегда стоял особняком от звездной тусовки. Мне не нравится многое, что там считается нормой. Своим наставником и другом могу назвать известного певца Олега Погудина. Наше знакомство было мистической случайностью. Уверен, что Судьба, если заслужишь, обязательно пошлет тебе близких по духу людей. И все, что тебе нужно, произойдет в свой час, если умеешь смиряться и ждать. Кстати, так же случайно мы познакомились в 2015 году и с Дмитрием Хворостовским…

– Не могли бы Вы поделиться своими планами относительно гастролей на КМВ?

– Вы живете в волшебной стране гор, где есть роскошная по красоте природа, целебные воды и прозрачный воздух, которым невозможно надышаться. Здесь хочется петь, любить, творить. Об этом высоким штилем в стихах говорили Лермонтов и Пушкин, пели Шаляпин и Собинов. Мне бы очень хотелось с гастролями как можно чаще приезжать в ваши сказочные края и песнями признаваться им в любви.

Юлия ДЮБУА, “Кисловодская газета”

Поделиться или сохранить к себе:
Наш Кисловодск
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.