Вадим КОСТИН. «Мой коллега: поэт, воин, гражданин»

Вглядитесь в фотографию! Этот едва оперившийся юнец в гимнастерке – ныне известный в регионе поэт и журналист Виктор Петрович Хорольский. Как и у многих людей, чья юность пришлась на огненные годы, его биография поделена на две половинки. Первая ничем особенным не примечательна, кроме некоторой несправедливости по отношению к его предкам, о чем он помнит и по сей день. Вторая же часть биографии опалена огнем войны.хорольский

В.П.Хорольский родился в большой крестьянской семье. В год «великого перелома» его дед – потомственный пахарь и трое его братьев были причислены к кулакам и вынуждены были покинуть дом и хозяйство, разбежавшись по городам и весям. Семья Петра – отца Виктора Петровича, пожив какое-то время в Хасавюрте и Пятигорске, в 1934 году обосновалась в Кисловодске, где прошла большая часть жизни Виктора Петровича. Детство и отрочество будущего литератора проходило в тесной связи с природой и в общении с простыми людьми. Каждый раз после окончания учебного года Виктор уезжал на пасеку к деду и бабушке. В зависимости от сезона пасеку приходилось по нескольку раз перевозить в разные концы Ставрополья: весной – в лес, летом – в степь, а ближе к осени – в горы. «И крышею было над их головой широкое доброе небо…», – так писал Хорольский о той поре своей жизни. Общению с трудовым народом («Трудяги, как отец мой, – тот фундамент, на коем сотни лет стояла Русь»), связи с природой обязан он всему доброму в душе. Так, стихотворение «Поэту», где речь идет о великане Дубе, что «уперся в небо головой кудлатой», поэт заканчивает словами:

«Видать, тому всегда доступно небо,

Кто глубоко корнями в землю врос».

А дальше – Великая Отечественная война, определившая судьбу юноши во второй, основной части его жизненного пути. В январе 1943 года В. Хорольский, как и все его 17- летние сверстники, пошел на фронт.

Виктор Петрович служил в пехоте – матушке, в буквальном смысле пройдя с боями Кубань и Украину. Вначале был связистом, таскал на спине катушки с проводом, устанавливал связь между подразделениями.

После окончания курсов младших лейтенантов и присвоения ему первого офицерского звания, был командиром взвода. Некоторое время, до второго ранения, командовал ротой (на фото он запечатлен во время лечения в госпитале). Памятным событием военной службы Хорольский считает бой под Бендерами, когда он, 18-летний лейтенант, поднимал роту в атаку. На вопрос о том, приходилось ли ему лично убивать врагов, ветеран ответил: «Мы были в обороне, сидели в траншеях; захватчики лезли, а мы стреляли. Я видел, как падали фашисты, но от чьих пуль – один Бог знает…».

… Летом 1944 года на железнодорожный вокзал Кисловодска из прифронтовой полосы прибыл санитарный поезд. В одном из вагонов находился младший лейтенант Виктор Хорольский – 18-летний парнишка с простреленными ногами. Ставили его на ноги медики эвакогоспиталя, размещенного в санатории «Крепость».

В наше время тут от старых построек осталось лишь одно здание – офицерский корпус. Здесь на втором этаже, третье окно слева, находился на излечении юный офицер. Так случилось: из Кисловодска уходил Виктор Петрович защищать Отечество, сюда же и прибыл восстанавливать здоровье.

Позднее Хорольский поступит в Ленинградский педагогический институт им. Герцена, на филологический факультет, хотя учителем быть не собирался:

О высокой мечтая доле,

Разве думал я в те года,

Что останусь работать в школе Я учителем навсегда, …

Проработал в школе год, второй… да так и все 26 лет. Было много рутинной работы, но были и радостные дни. «Разве не счастье видеть, – вспоминает сегодня Виктор Петрович, – как на уроках загораются глаза ребят, увлеченных твоим рассказом». Одна из любимых его учениц, ныне авторитетный врач Галина Васильевна сказала как-то ему при встрече: «Если бы Вас не было в моей жизни, я сейчас была бы не такая!!!» Другой его бывший ученик Е.П. Федоренко (сейчас полковник в отставке) – живет в Москве – в ставропольской газете « Родина», в статье «Учитель» писал: «Иногда его уроки вызывали ощущение, что сидишь не в классе, а в партере театра… Спустя годы я стал понимать, как мне повезло в жизни, что попал к такому замечательному педагогу, необычайно содержательному и интересному человеку и наставнику…». В том же газетном материале Федоренко выразил признательность В. Хорольскому как поэту за стихи, исполненные любви к Отечеству, вселяющие в людей веру и надежду, зовущие на борьбу. Газета «Родина» часто публикует произведения Виктора Петровича как признанного литератора Ставропольского края. Литература – его первое призвание. «…Лиши меня возможности писать, и жизнь моя окажется без цели» – так выразился Хорольский в одной из своих поэм. И поэт пишет, пишет много, профессионально, с гражданским пафосом. Его стихи, поэмы, рассказы публиковались в журналах: «Отчизна», «Крестьянка», «Молодая Гвардия», «Семья и школа», «Дон», в газетах: «Правда», «Советская Россия», «Литературная газета», «Русский вестник», «Комсомольская правда» и др. Однажды после его выступления и чтения стихов пожилая слушательница сказала примерно следующее: «Все эти мысли и чувства переживаем и мы, но только не можем их выразить в художественной форме». Такое признание Хорольский считает самой высокой оценкой своего творчества. Выражать ясно и точно то, что думает и чувствует народ, – в этом он видит главное призвание литератора.

Сейчас Виктор Петрович на пенсии, но продолжает активно работать в литературе и журналистике. Как в краевой, так и в столичной прессе часто появляются его стихи и статьи. Недавно подготовлена книга избранных произведений Хорольского, но издать ее в наше время без поддержки невозможно. Таких денег у пенсионера нет. И все же хочется верить, что найдутся те, кто поможет новому изданию увидеть свет. Думается, этого с лихвой заслужил защитник Родины, учитель, а сегодня признанный поэт и гражданин, журналист и просто добрый и порядочный человек!

Поделиться или сохранить к себе:
Наш Кисловодск
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.