КРОВАВЫХ ДНЕЙ ОКОНЧЕН СРОК

КРОВАВЫХ ДНЕЙ ОКОНЧЕН СРОК
Памятник в Кисловодске. Фото:m.2gis.ru

Год 1918-й был ознаменован началом Гражданской войны – кровопролитной и жестокой. Череда страшных событий пронеслась по курортному городу: казни, расстрелы, разруха, голод, смена властей.

КРОВАВЫХ ДНЕЙ ОКОНЧЕН СРОК
Главнокомандующий ” Вооруженными силами юга России”, генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин. Фото РГАКФД- Фото ИТАР-ТАСС

7 (20) января 1919 года в город вошли войска Добровольческой армии генерала Антона Ивановича Деникина (1872-1947) – главнокомандующего Вооружёнными Силами Юга России. Волна террора вновь прокатилась по Кисловодску: многочисленные аресты, расстрелы, публичные порки шомполами.

Старший следователь ЧК Ксения Михайловна Ге, очаровательная хозяйка своеобразного музыкального салона, настолько уверовала в силу своих женских чар и благородство её высокопоставленных гостей, что уговорила мужа А. Ге остаться с больной дочерью при наступлении деникинских войск. Но её надежды не оправдались.

21 января в окрестностях города, прикрывая с группой чекистов отступавшие из города семьи большевиков, был убит Александр Юльевич Ге. На следующий день была схвачена и Ксения Ге. Её посадили под арест вместе с больной дочерью в один из номеров гостиницы «Гранд-отель». 23 января она предстала перед военно-полевым судом, руководимым военным комендантом города генералом Петренко. Приговор гласил: «Смерт­ная казнь через повешенье». Но Ксении удалось бежать. Получив от товарищей бурку и папаху, она прошла нижним коридором, проскользнула на улицу и ночью пешком ушла в Ессентуки. В камере осталась спящая дочь, письмо, адресованное матери, а также записка первому мужу Карташевскому. Врач Слуцкий, у которого укрылась Ксения, выдал её белогвардейской разведке, польстившись на денежное вознаграждение в 50 тысяч рублей.

КРОВАВЫХ ДНЕЙ ОКОНЧЕН СРОК
Ге К.М.

24 января 1919 г. от «Гранд-отеля» в сторону Главных нарзанных ванн двигалась необычная процессия: пешие казаки с винтовками наперевес в сопровождении офицеров молча вели по мостовой красивую женщину, одетую в чёрную юбку и белую шёлковую блузку, в лаковых ботинках. На Казачьей горке установили виселицу, окружённую нешироким рвом. Ксению поставили на помост и прикололи к её груди лист бумаги с надписью: «Ксения Ге повешена за то, что была коммунисткой». Приговор не читали. Ксения Ге до последней минуты жизни сохраняла стойкость и мужество, встретила смерть с гордо поднятой головой и пламенным воззванием к собравшимся.

Дочь её бросили на лёд в погреб ресторана «Гранд-отель». Там её нашел управляющий гостиницей Троянский. Он рассказал об этом Дмитрию Аполлоновичу Храпунову и его жене Насте. Рискуя жизнью, они взяли девочку к себе, но спасти её не удалось.

31 января были образованы Офицерские повторительные курсы при штабе Кавказской добровольческой армии в Кисловодске, начальником курсов стал генерал-майор Алексей Александрович Курбатов (1866-1935).

КРОВАВЫХ ДНЕЙ ОКОНЧЕН СРОК
Врангель П.М.

А в феврале 1919 года в Кисловодск для лечения от сыпного тифа прибыл сам командующий Кавказской добровольческой армией генерал-лейтенант барон Пётр Николаевич Врангель (1878-1928). Здесь же временно разместился и штаб армии во главе с начальником штаба генералом Яковом Давидовичем Юзефовичем (1872-1929). Процесс выздоровления проходил крайне медленно. Лишь в двадцатых числах марта П.Н. Врангель покинул курорт.

Между тем жестокая волна репрессий продолжалась, казни проходили на холме над Пятницким базаром. Здесь, в частности, деникинцы казнили партизана Фёдора Филипповича Вашкевича (1897-1919), пленных красноармейцев. Фёдор Вашкевич и другие партизаны остались для ведения подрывной борьбы, скрывались в пещерах Ореховой балки. Место их расположения выдал предатель. Фёдор был ранен и схвачен белогвардейцами. Его жестоко пытали, требовали выдать других партизан. Фёдор держался мужественно. 6 мая 1919 года он был повешен.

Ещё один мужественный партизан Николай Иванович Катыхин (1897-1919) был схвачен и зверки убит, ему отрубили голову, раздели, бросили в кусты. Только через месяц тело его случайно обнаружил мальчик-пастух. Похоронили Николая 20 апреля 1919 года на старом городском кладбище.

В сентябре состоялись очередные выборы в городскую Думу, куда вошли представители монархистов, кадетов, верхов казачества. В выборах приняли участие лишь 1500 человек, т.е. 25% из значившихся в списках избирателей.

Последние дни уходящего, неимоверно сложного и нестабильного 1919 года были ознаменованы приездом в Кисловодск высокопоставленных лиц Белой армии. Генералы А.И. Деникин, П.Н. Врангель прибыли на курорт 24 декабря, дабы отметить Рождество. Сюда же специальным поездом прибыл казачий генерал А.Г.Шкуро, чтобы встретиться с единомышленниками и навестить свою семью. Жена Шкуро Татьяна Сергеевна (1893-1933) с детьми проживала на даче Михайлова «Прогресс» в станице Кисловодской.

КРОВАВЫХ ДНЕЙ ОКОНЧЕН СРОК
Левандовский М.К.

Но уже 18 марта 1920 года, в ходе успешной Северо-Кавказской наступательной операции, Кисловодск был освобождён от белых частями 11-ой армии под командованием Михаила Карловича Левандовского (1890-1938). 20 марта состоялся траурный митинг, посвящённый жертвам кровопролитной Гражданской войны. Жизнь в городе едва теплилась, не было воды, света. Дачи, гостиницы, ванные здания разграблены, часть деревьев в курортном парке вырублены. На дорогах, мостовых зияли глубокие ямы.

25-27 марта в городе окончательно устанавливается Советская власть. Дума упраздняется, создаются новые органы власти, в частности, Кисловодский революционный комитет (ревком) во главе с председателем Филиппом Михайловичем Торопом. Бросили клич: «Все на субботники, на восстановление разрушенного курорта!». И работа закипела: очищали улицы, приводили в порядок здания, высаживали деревья. Руководство осуществлял городской штаб по проведению субботников.

КРОВАВЫХ ДНЕЙ ОКОНЧЕН СРОК
Тороп Ф.М.

8 апреля Народный комиссариат здравоохранения РСФСР на основании Декрета Совета Народных Комиссаров «О лечебных местностях общегосударственного значения» от 20 марта 1919 года, подписанного В.И. Лениным, выдал Управлению КМВ Охранную грамоту №4-154 о том, что курорты отныне являются «лечебными учреждениями общегосударственного значения, находятся в непосредственном ведении Народного Комиссариата здравоохранения и призваны обслуживать широкие трудящиеся массы рабочих и красноармейцев». Открываются первые 7 санаториев-госпиталей для раненых солдат и краснофлотцев на 675 коек.

27 апреля создаётся Кисловод­ская городская комсомольская организация, первыми членами комсомольской ячейки стали Владимир Гусев, Фёдор Мудрац, Роберт Шугджа, Михаил Кардаш и другие.

Летом 1920 года проходят выборы в городской Совет депутатов трудящихся, формируется исполнительный комитет Совета, а ревкомы прекращают свою деятельность. В станице Кисловодской избирается станичный Совет и организуется исполнительный комитет стансовета. В Кисловодской типографии начинает печататься газета «Красная звезда».

Постепенно набирает силу процесс восстановления курорта. Активно проходит национализация частных дач и особняков. Военные лазареты сворачивают свою деятельность, на смену им открываются первые советские санатории.

Сергей ЛУЗИН,

директор историко-краеведческого музея «Крепость».

Поделиться или сохранить к себе:
Наш Кисловодск
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.

  1. Аватар
    Northwulf

    Хочу высказать свое мнение по этому поводу. Все, что здесь написано о Ксении Ге и ее “муже” – соответствует древнесоветским мифам об этом. Ксения Сердюкова , родом из Вильно и семьи высокопоставленного офицера, вышла замуж, но оставив мужа отбыла в Швейцарию, где познакомиоась с видным деятелем левого анархизхма Александром Голбергом, который подписывал свои статьи в соответствующей прессе ка “Ге” или просто “Г”. Так что называть Ксению Ксенией Ге – все равно что называть Крупскую Лениной. После 1917 пара вернулась в Россию, Голберг хорошо знал Ленина, но его анархические взгляды, хотя и левого толка, большевикам понравиться не могли. И “супруги” были посланы на Кавказ, Александр стал начальником ЧК (в дальнейшем “вырос” по должности, а Ксения стала старшим следователем ЧК. Как она проводила следствие -помнят очевидцы того времени.
    При наступлении белых, Голберга хотели доставить в Минводы, в штаб, но казаки, сопровождавшие раненого Александра, просто не выдержали, зная о зверствах начальника ЧК и его супруги, и в районе Товарной станции Кисловодска порубили чекиста шашками.
    Ксения бросила свою маленькую дочь на произвол судьбы, спасая свою драгоценную жизнь.
    Но мы продолжаем повторять советские идеологические мифы.
    Говорится о т.н. “деникинском терроре” А КРАСНЫЙ ТЕРРОР в том же Кисловодске – кто вспомнит?! А ведь его масштабы намного превосходили “белый”. И опять же – “белый” террор – это следствие братоубийственной войны, ее закономерность. Он ужасен, мерзок. но это военный террор. Красный же террор – это ГОСУДАРСТВЕННЫЙ террор, осуществляемый государством и его представителями. В этом – громадная разница…
    Палачи и садисты омерзительны любого цвета – белые, красные, зеленые. Но история не должна иметь идеологической начинки. Она должна быть правдива, не давать преимущество какой-то одной стороне. Как бы мы ни привыкли к устоявшимся мифам….

    Ответить