Россия, как она есть. Сельское хозяйство… С петлей на шее (12+)

Мы должны помнить миссионерскую роль сельского хозяйства, которая заключается в воспроизводстве нашей национальной культуры, наших традиций, нашей исторической ментальности и духовного, если хотите, нравственного кода нации. Города эту миссию не выполняют, воспроизводство нации это село. Если оно исчезает, политическое пространство исчезает или трансформируется в нечто другое.

Губернатор Белгородской области Е.Савченко.

Сельскохозяйственное производство основывается на земле. Но она в течение всей истории России не принадлежит крестьянам. В царской России она принадлежала вместе с крестьянами крепостникам. В советской России ­государству, присвоившему землю декретом «О социализации земли», 1918г. Крестьяне стали в 1930­1931 гг колхозниками и были приписаны к колхозам (до 1956г они даже не имели паспортов). Не улучшилось положение крестьян и в результате рыночных реформ, начиная с «бандитских» 90­х и до настоящего времени земля им опять не досталась. Об этом красноречиво свидетельствует статистика, в России 450 млн. га земель, в том числе 166 млн. ­сельхозугодий, из которых 132,3 млн.га (79,5%) принадлежат очень крупным собственникам.

Получается, что 30 млн. крестьян владеют 20,5% га сельхозземель. Средний размер крестьянского надела равен 0,4 га. На таком участке выращивание сельхозпродукции для реализации на рынке не организуешь, разве что для себя и родственников. Конечно, более энергичные крестьяне скупали земельные наделы у менее активных и организовали товарное производство сельхозпродукции. Так, наши станицы Боргустанская, Бекешевская, Суворовская специализируются на выращивании картофеля, который скупают жители не только Ставропольского края, но и республик Северного Кавказа. К сожалению, большая часть урожая достаётся перекупщикам.

В настоящее время в сельском хозяйстве господствуют крупные латифундисты, владеющие 80% сельскохозяйственных земель страны. Они, как правило, живут в столицах. Благополучие сёл и деревень их не интересует. Они стараются набирать рабочих из числа гастарбайтеров ­ те неприхотливы и безответны. Местные пополняют ряды безработных, бегут в города, оставляя родителей в одиночестве. В результате в большинстве сел и деревень живут одни старики. Им некуда бежать от родительских могил.

Либерально­рыночное правительство делает ставку на агрохолдинги. Именно они, а не мелкие и средние фермеры, получают многомиллиардные субсидии, которые Минсельхоз называет «масштабной поддержкой села» В действительности, ему достаются крохи. Нет денег и у сельских муниципалитетов, о чём я писал в «Огнях КМВ» ранее. Результат печальный: доля агросектора в ВВП страны сократилась на порядок до 1%. 27 миллионов сельчан (20% населения России) дают 1 % в ВВП.

Проводимая «эффективными менеджерами» из правительства политика оптимизации расходов на здравоохранение и образование окончательно добивает село: закрываются школы, больницы, поликлиники и фельдшерские пункты. Старики вынуждены ездить в города, расположенные иногда за сотни километров от сёл. Дома культуры развалились. Денег на их содержание нет. Разворовали. И те, кто их разворовал, бессовестно призывают «затянуть пояса» и сплотится с властью, которая опускает их в нищету. Какой цинизм!

В этой связи вспомнилось: Россия в 1913 ­ 1914 годах имела валютный доход от продажи сливочного масла, получаемого в основном на громадной территории Сибири, в большей сумме, чем от всех золотых приисков страны. И это благодаря реформам патриота России Столыпина. Он организовал за счёт государства переселение россиян из центра в Сибирь и на Дальний Восток. Их наделяли землёй и деньгами на обжитие. Результат мощь России «прирастала Сибирью» и Дальним Востоком. Сейчас из них население убегает в центр страны.

Но это только начало. «Эффективные менеджеры» из Минрегиона разработали план «Пространственного развития субъектов РФ», в соответствии с которым в России в ближайшие 10­15 лет должны возникнуть восемь гигантских «городов ­ агломераций» в десятки миллионов человек, таких как Москва и Петербург Цель плана собрать в них 90% населения страны. Возникает вопрос, а кто их будет кормить? Эффективные менеджеры из Минрегиона уже решили ­ нас будут кормить сельскохозяйственные олигархи агрогигантов. Для этого их подкармливают: за последние 5 лет им оказали бюджетную помощь в размере 300 млрд. рублей. Для сведения: по плану правительства (плану Шувалова) на вывод сельского хозяйства из кризиса запланировано всего лишь 70 млрд. рублей (в 4 раза меньше). Не потому­ли все последние годы импорт сельхозпродуктов в Россию только возрастал ­ по сравнению с 2005г он вырос в два раза. Да и почему бы ему не возрастать, если произведенная в России сельхозпродукция (особенно овощи и фрукты) пропадает из­за катастрофической нехватки овощехранилищ. Плохо организована и ее переработка. Пока надежды правительства на агрогиганты не оправдываются.

Во многом именно поэтому за последние три месяца цены на продукты питания взлетели вверх. И это, по мнению многих экономистов, ещё не предел их роста. На совещании у Медведева министр экономразвитияУлюкаев доложил, что по весне инфляция достигнет 17 %. Такие же нереальные цифры назвали Силуанов и Набиуллина. Врут, господа либералы! Я думаю, что читатели со мной согласятся.

Объективные данные об инфляции дал в своей статье «Тридцать процентов Дм. Медведева» К. Гурдин: «Все видят, что творится в обычных магазинах. Особенно тяжело с едой. Скажем, капуста за последний год, с февраля 2014 по февраль 2015г., выросла в цене на 105%, т.е. в 2 раза. Гречка за то же время подорожала на 90%, сахар и помидоры на 60­70%, морковь, яблоки, лук и огурцы на 40%, курятина на треть. Это в среднем по стране. Во многих регионах рост цен сильнее. При этом по загадочной причине дорожает всё продовольствие, даже то, где зависимость от импорта невелика. Например, стоимость чая, который почти весь завозной, за год подскочила на 22%, тогда как картофель, по производству которого РФ держит второе место в мире, подорожал на 29%».

В этой ситуации возмущает реакция Медведева на рост цен: он заявил, что государство (т.е. правительство) может регулировать цены на продукты, но правительство пойдёт на это, если цены будут расти более 30% в месяц. Он что, действительно допускает рост инфляции по 30% в месяц? А если это продлится несколько месяцев? Сегодня 30%, через месяц ­ 60%, через два 90%, и т.д. Страшно настроен наш премьер. Вспоминается одна старая шутка. «Глупость это дар божий, но зачем же этим даром злоупотреблять?» Тем более, что этот дар можно квалифицировать, как диверсию против россиян, которых он и его друзья либералы периодически опускают в еще большую нищету. А народ «безмолвствует» ­ «была бы страна родная и нету других забот!» Я же молчать не хочу, как не молчат многие. Почему я должен молчать, если я только что узнал: у меня эти горе­руководителииз­за тотального подорожания украли более двух тысяч рублей в месяц. Плюс к этому ещё 250 рублей ежемесячной платы за капитальный ремонт моего дома, который в нём не нуждается, ему менее 20 лет и он находится в отличном состоянии. Последняя надежда              обратиться с «индивидуальной конституционной жалобой» в Конституционный суд РФ на нарушение правительством моего (и моих коллег) права на пенсию, установленного Законом РФ № 309 от 8 ноября 2011 г, в т.ч. на получение компенсации в размере инфляции. Надеюсь, что читатели простят меня за это небольшое отступление, но оно лишь подтверждает, что власть за наш счёт жаждет поднимать ею же в очередной раз разваленную и обворованную экономику.

На финансирование сельского хозяйства с целью его развития у власти денег не хватает. Поэтому наше государство субсидирует примерно 3,5% от объема произведенной сельскохозяйственной продукции, в то время как США 33%, страны Евросоюза от 40 до 60%, а Япония свыше 70%). Как можно конкурировать нашему крестьянину (фермеру)? В этом кроется ответ на вопрос, почему прилавки наших магазинов забиты импортной продукцией. Плюс к этому умопомрачительные ставки кредитов, гибельные для сельского хозяйства (как и для экономики России в целом). Наши крестьяне платят более высокие налоги и не имеют поддержки экспорта. Топливо стоит вдвое дороже, чем должно быть. В США правительство закупает продукцию фермеров для поддержки бедных продуктовыми талонами.

Не потому ли наша «первая в мире пашня» даёт продукты питания для экспорта в размере 3,1% от общей суммы экспорта (углеводороды 73%). Из них крепких алкогольных напитков 5,1 млн. декалитров на сумму 6,4 млрд. рублей. Для сравнения, маленькая Шотландия (5,3 млн. человек) продала за границу этих напитков на сумму 5,5 млрд. долларов (примерно 220 млрд. рублей) или 85%оот объема экспорта продовольствия. В то же время Россия закупила за границей 13,41 млн. декалитров на сумму 500 млн. по литру в год на каждого россиянина.

Министр сельского хозяйства Федоров гордится тем, что Россия наращивает экспорт подсолнечного масла до 1,5 млн. тонн и зерна до 25 млн. тонн. Но это, по существу, сырье и сравнительно дешевое. Экономисты подсчитали, что если продать весь урожай зерна в 2014г (100 млн. тонн) ­ это даст всего лишь 20­25 млрд. долларов, или 800­900 млрд. рублей (при курсе рубля в 2014г). Это значительно меньше, чем власть даёт для поддержания банков (фактически для спекуляции валютой). А «Роснефть» просит у нее помощь в размере 2,5 трилл. рублей ­ в три раза больше суммы, которую можно получить от продажи всего урожая зерна (100 млн. тонн) в 2014 году.

По данным продовольственной организации при ООН пшеница приносит небольшой доход. Кукуруза «урожайнее» пшеницы в 3 раза и, следовательно, доходнее её. Соя тоже вдвое доходнее пшеницы, хлопок в 1,5 раза. Низкодоходны рис и сорго. Наибольшую выгоду приносит не производство сельхозпродуктов, а их переработка. Так, переработка молока в хорошие годы даёт прибыль до 30­40%. Но самую высокую доходность даёт выращивание экологически чистых овощей и фруктов. Это поняли на Западе. Там, например, в США, килограмм обычной картошки стоит 1 доллар, а экологически чистой 5­8 долларов. Молоко пастеризованное 1,5 доллара, парное 5­8. То же самое ­по овощам и фруктам. У России есть большие возможности в их производстве ­ колоссальный объём приусадебных хозяйств, заливные луга Сибири и Дальнего Востока, лучшее в мире Черноземье. Но вряд ли этим займутся крупные латифундии (агрогиганты). Поэтому полки наших магазинов забиты овощами из Турции, Египта, Азербайджана и даже Африки. Но они до предела нитратны ­ через 4­5 дней хранения даже в холодильнике превращаются в противную слизь. Никто их не проверяет. У нас, в отличие от США, ЕС и Японии, нет стандартов на органические продукты. Госдума волокитит принятие закона о них.

О каком кардинальном успехе в производстве сельхозпродуктов можно мечтать, если Министерство сельского хозяйства возглавляет юрист Фёдоров, а курирует его «хорошо воспитанный юноша», неизвестно какого образования, Дворкович, на которого на одном из заседаний правительства В.Путин с возмущением произнёс: «Вы что, с ума сошли?» Это видела вся страна.

Но есть в России талантливые аграрии, болеющие за дело, мыслящие по­государственному. О двух из них ­ Василии Мельниченко и Вадиме Ванееве я писал в предыдущей статье («Огни КМВ» №9 за 10 марта).

Хочется рассказать ещё об одном выдающемся экономисте ­ практике, губернаторе Белгородской области Евгении Савченко. Свое мировоззрение (можно сказать ­ идеологию) он раскрыл в одной фразе статьи «Россия может прокормить 500 миллионов человек»: «Для нас сельское хозяйство нечто больше, чем отрасль экономики­ это среда обитания половины населения области, и наша главная задача обеспечить качество этой среды обитания, чтобы она могла воспроизводить саму себя, и не только с экономической, но и, прежде всего, социальной и духовно­нравственной точки зрения» («Завтра», №3, 2014г). Много ли у нас губернаторов с такой глубиной мировоззрения? Наш Владимиров пока ещё борется с чиновниками на местах, в основном, в сфере управления. Хотя и это очень нужно. Надо бы всем губернаторам поехать в Белгород поучиться у Савченко.

В Белгородской области за последние 10 лет экономический потенциал села увеличился почти втрое. Доля сельского хозяйства в ВВП области возросла с 10 до 20 %. Располагая одним процентом пашни России, область даёт 5% валовой продукции, а товарной продукции ­ ещё больше. Его прибыль

больше 10% всей валовой прибыли сельского хозяйства страны. И всё это благодаря тому, что в губернии «уделяется одинаковое внимание крупным и средним хозяйствам, и фермерам, и даже личным подсобным хозяйствам» (Е.Савченко).

Производительность труда в области при производстве свинины и молока на уровне или даже выше лучших показателей в мире. Со слов Савченко область может увеличить производство мяса на 2­2,5 миллиона тонн, как и производство всех видов сельхозпродукции. Но этому препятствуют а).уровень потребления продуктов россиянами ниже медицинских норм. Его повышение позволит увеличить производство продуктов на 10­15%; б).импортная продукция сельского хозяйства и в). низкий уровень экспорта. Но устранение двух последних препятствий затруднено по следующим причинам: высокими ставками кредитования, которые увеличивают себестоимость продукции и делают её неконкурентоспособной, а низкий уровень субсидирования производства продукции в России, по сравнению со странами Запада, снижает конкурентоспособность до невозможности импортозамещения и экспорта.

Следующей проблемой, по мнению Е. Савченко, является диктат торговых сетей (на примере компании Х5): «Только вход в сеть стоит 2 тыс. руб с каждого вида продукции в каждый магазин этой компании. Ставка так называемого ретро­бонуса 18­20%, сам ретро­бонус 10%, маркетинг ­ 5­7% и возмещение воровства 2%. В итоге поставщик в лучшем случае имеет нулевую маржу, зато маржа торговой сети возрастает за счёт этих взаимоотношений более, чем вдвое. Экономический диктат торговых сетей переходит в поглощение субъектов сельхозбизнеса. И здесь без вмешательства государства ничего невозможно сделать».

От этой проблемы страдают все поставщики продукции сельского хозяйства России в торговые сети, которые имеют прибыль в значительно больших размерах, чем производители продуктов. Не отстают от них посредники. Вина за катастрофический рост цен на продукты в последние 2­3 месяца целиком лежит на них обоих. Причём, они вели себя так и до кризиса. Об этом пишет Иван Ушаев в своей статье «Этот экономический механизм себя исчерпал. Необходимы радикальные меры по поддержке села» («Завтра», №5, 2014г): «Доля сельхозпроизводителей в конечной цене ниже 30%. Доля торговли в конечной цене продовольствия 40%, а по крупам 60%. Рентабельность сельхозпроизводства в 2012г без субсидий чуть более 1%, а с субсидиями 12%. О каком расширенном воспроизводстве может идти речь? Действующий экономический механизм загоняет сельхозпроизводителя в долговую яму Кредиторская задолженность приблизилась к 2 триллионам рублей, что на треть выше объема производства и выше 1,3 миллиона на одного работника. Автор ­ руководитель Института экономики сельского хозяйства. И ему можно и нужно верить. Без вмешательства государства здесь не обойтись. Но либералы считают, что государство не должно вмешиваться в экономику. Они долдонят: «Рынок всё расставит по своим местам». Расставил!

С болью о судьбе села говорил Е.Савченко: «Село обезлюдело, работать некому, идёт депопуляция, прежде всего, активного, трудоспособного сельского населения. При этомпочему­то взят курс на урбанизацию. Мегаполисы активно развиваются. Будь в России 500 млн. чел., можно бы подумать и о развитии мегаполисов, но при нашем населении развивать такую огромную страну через мегаполисы не совсем правильно». Мягко сказано. «Не совсем правильно», а пагубно для страны! Но он ­ официальное лицо и ему нельзя критиковать вышестоящую власть. Запрещено.

Также мягко критикует политику власти в области села и сельского хозяйства К.Бабкин в своей статье «У нашего села огромный потенциал» («Завтра», №5, 2014г):  «Если у нас будет эффективная аграрная, и в целом, экономическая политика, Россия сможет увеличить производство свинины вдвое, мяса птицы впятеро, говядины ­ на 73%. И не надо будет даже искать потребителей нашего продовольствия за рубежом, они родятся у нас, потому что люди будут верить в будущее, семьи будут крепче и больше.

У нас, напоминаю, 120 млн. га земли, из них 40 млн. заброшено. Китай на сравнимых площадях производит не 90 млн. тонн зерна, как мы, а 580 млн. тонн. Япония кормит стомиллионное население лишь с 4 млн. га сельхозугодий. Потенциал у нас огромен, и мы можем поставлять продовольствие и в Африку, и в Азию, и в Европу».

В следующей статье читайте о том, что предлагает власть, и что предлагают ответственные экономисты для выхода из кризиса.

В.Лунёв

 

Оставить комментарий

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписаться  
Уведомление о