КИСЛОВОДСКИЙ «УЖАСТИК» МИХАИЛА БУЛГАКОВА (12+)

КИСЛОВОДСКИЙ «УЖАСТИК» МИХАИЛА БУЛГАКОВАВ марте исполнилось 80 лет со дня смерти выдающегося русского и советского писателя, драматурга, театрального режиссёра и актёра Михаила Афанасьевича Булгакова.

 

 

 

 

 

 

Родился Булгаков 3 (15) мая 1891 г. в Киеве, в семье доцента Киевской духовной академии. Предки по отцу и по матери были из православного духовенства. В 1909 г. окончил гимназию, а в 1916 г. медицинский факультет Киевского университета (с отличием). Работал врачом в прифронтовой зоне (Каменец-Подольский, Черновцы), затем в земской больнице в Смоленской губернии, затем в г. Вязьме. В 1918-1919 гг. жил в Киеве, где был мобилизован армией Украинской народной республики. Затем оказался в составе Вооружённых сил Юга России на Северном Кавказе (т.е. примкнул к «белым»). Во Владикавказе, будучи тяжело больным, встретил окончательное установление советской власти. Там же впервые попробовал себя в драматургии, работая в городском театре. В 1921 г. Булгаков приехал на жительство в Москву, где стал сотрудничать в качестве фельетониста с различными столичными газетами и журналами, а также с берлинской газетой «Накануне» – единственной эмигрантской газетой, разрешённой к ввозу в СССР. В 1922-1925 гг. создал ряд произведений, получивших у читателей огромную популярность: роман «Белая гвардия», повести «Дьяволиада», «Роковые яйца», «Собачье сердце», «Записки на манжетах», пьесы «Зойкина квартира» и «Дни Турбиных». Однако некоторые из этих произведений были опубликованы только несколько десятилетий, а то и полвека спустя. В 1926 г. в квартире Булгакова был произведён обыск. Сотрудники ОГПУ изъяли у писателя личный дневник и рукопись повести «Собачье сердце». Сталин не приветствовал творчество Михаила Афанасьевича, однако пьесу «Дни Турбиных» ставили во МХАТе, «Зойкину квартиру» в театре им. Е.Б. Вахтангова. В прессе творчество Булгакова подвергалось интенсивной и резкой критике. С 1929 г. и до конца жизни Булгаков писал самое знаменитое своё произведение – роман «Мастер и Маргарита». Опубликовано оно было только четверть века спустя после смерти писателя. 1930-е годы были трудным временем для Михаила Афанасьевича. Его произведения практически не публиковались, хотя он и был принят в Союз советских писателей в 1934 г. Спасала только возможность работать в театре. Трудился режиссёром-ассистентом во МХАТе и режиссёром в Центральном театре рабочей молодёжи. В спектакле «Пиквикский клуб» на сцене МХАТа исполнял роль Судьи. После запрета спектакля по пьесе Булгакова «Кабала святош» и разгромной статьи в «Правде», Михаил Афанасьевич перешёл работать в Большой театр в качестве либреттиста и переводчика. В 1939 г. здоровье писателя резко ухудшилось. Он стал терять зрение. Развилась тяжёлая болезнь почек. Окончательный вариант романа «Мастер и Маргарита» печатала под диктовку автора его супруга Елена Сергеевна Шиловская. Писатель скончался 10 марта 1940 г. в Москве. Его похоронили на Новодевичьем кладбище. Над могилой его был положен камень, ранее лежавший на могиле Н.В. Гоголя – любимого писателя М.А. Булгакова.

О пребывании М.А. Булгакова на Кавказских Минеральных Водах достоверно известно, что осенью 1919 г. он ненадолго приезжал в Пятигорск, где получил назначение во владикавказский госпиталь. Также есть сведения о том, что одна из местных газет опубликовала написанный тогда Булгаковым в поезде фельетон. Весьма вероятно, что писатель бывал и в Кисловодске, поскольку наш курорт неоднократно упоминается в знаменитом романе «Мастер и Маргарита». В частности, Булгаков отправил «лечиться» в Кисловодск одного из героев романа – финдиректора Римского. Но более всего представляет для нас интерес то, что именно здесь происходит действие фельетона «Когда мёртвые встают из гробов…» (опубликованного в газете «Гудок» 8 августа 1925 г.). «Когда мёртвые встают из гробов…» – весьма интересное короткое произведение писателя, удивительным образом сочетающее в себе довольно грустную сатиру и «ужастик» с налётом мистики и, вместе с тем, комедийности. Образный язык Булгакова в данном случае настолько хорошо позволяет представить себе картинку и антураж происходящего, что произведение даже и не нуждается в экранизации. Картинка предстаёт ярко, во всех красках.

«В наш век чудес не бывает! Общепризнанно. Тем не менее, в Кисловодске произошла история, от которой волосы встают дыбом…

Но будем рассказывать по порядку. 17 июня 1925 года, на 8-й год революции, на крыльцо дома 46 по Шоссейной улице в гор. Кисловодске вышел квартирующий в означенном номере гражданин Корабчевский, бывший стрелок жохра, и громко зарыдал. Сошлись добрые люди и стали спрашивать:

– Корабчевский, Корабчевский, чего ты рыдаешь, бывший стрелок?

На что тот ответил:

– Как же мне, бывшему стрелку, не рыдать, если сейчас младенец мой Виталий, дорогой мой сыночек, помер!

Бабы завыли, стали расспрашивать:

– Экая оказия, от чего?

От воспаления лёгких, сказал Корабчевский, размазывая по лицу слёзы…».

Кисловодский стол ЗАГС даже выдал корабчевскому свидетельство о смерти младенца и его погребении на братском кладбище.

Но дальше собственно и начинается «ужастик»: «Была зловещая лунная ночь над Кисловод­ском через несколько дней после погребения корабчевского сына. И вот шёл сосед Корабчевского в самом радостном расположении духа, посвистывая, и совершенно трезвый и видит: стоит возле корабчевской квартиры странного вида женщина, вся в белом, а лицо у неё зелёное от луны. И на руках у неё сверток, а в свертке что-то небольшое. Подошел сосед и говорит:

– Кто это?.. Ах, это вы, мадам Корабчевская?

А та отвечает гробовым голосом:

– Да, я.

– А что это у вас на руках? – спросил сосед с удивлением.

– А это, – ответила женщина глухо, – мой покойный младенчик Виталий.

– Как Виталий? – спросил сосед и почувствовал, что мурашки полезли у него по спине, – ведь Виталия же вашего папапахоронили?

– Да, – ответила женщина, – а он взял да и пришел обратно.

И в это время лунный луч скользнул по пелёночному конверту, и видит сосед, что на руках у женщины действительно Виталий и лицо у него в зеленоватой тени тления смертного.

– Караул! – закричал сосед и кинулся бежать по Шоссейной улице. Луна глядела из-за кипариса рожей покойника, и соседу чудилось, что холодные руки хватают его за штаны.

Через час наиболее смелые из кисловодцев стояли у крылечка корабчевского дома. И вышел к ним сам Корабчевский и рассказал такую историю:

Сидим мы с женой позавчера и вдруг слышим стук окошка, выглянули мы и чуть не померли на месте. Стоит Виталий на воздухе, не касаясь земли, и говорит: «А вот я и пришел!»

– С нами крестная сила!! – взвыл кто-то из бабьего элемента.

– Ну?! – закричали мужчины.

– Ну, и больше ничего, – ответил Корабчевский, – пришлось его принять обратно.

В толпе началось смятение. Лица в лунном свете у всех позеленели. Но в это время луна зашла за облачко и скрыла в глубокой тьме окончание этой жуткой истории».

Концовка, впрочем, была вполне предсказуемая. У корабчев­ского никто в семье не умирал. Просто он, обманным путём раздобыв документ, незаконно получил пособие на погребение. И никакой, оказывается, мистики!

Вот таким необычным произведением обогатил отечественную литературу выдающийся писатель.

Вячеслав ЯНОВСКИЙ, краевед.

Источник: “Кисловодская газета”

Поделиться записью или сохранить себе:

Оставить комментарий

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписаться  
Уведомление о