ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА

1941 год

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)7 июня по инициативе работников Пятигорского краеведческого межрайонного музея устанавливаются мемориальные таблички с охранными текстами на ворота и территорию Кисловодской крепости, они же выступают с предложением создать в башне, где в то время размещался склад санатория «Крепость», городской музей.

21 июня в школах города прошли выпускные вечера, по традиции выпускники поднимались на Красное солнышко встречать рассвет. Для многих выпускников кисловодских школ он стал счастливым и весёлым днём прощания с годами напряжённой учёбы, родными учителями, школьной жизнью. По установившейся многолетней традиции они все вместе поднялись на Красное солнышко, дабы встретить утренний рассвет как символ новой взрослой жизни и открывающихся широких перспектив.

Вернувшись ранним утром в город, школьники, довольные и уставшие, невольно обратили внимание на изменения, происшедшие за время их короткой романтической прогулки. В воздухе висела какая-то зловещая тишина, город казался не по-летнему мрачным и суровым, почти вымершим.

23 июня было объявлено о начале мобилизации военнообязанных, в том числе и по Северо-Кавказскому военному округу, и в дома кисловодчан стали приходить повестки о призыве на военную службу. Призывные комиссии работали в зданиях городского военкомата, в клубе «Медсантруд». За первые три дня войны на имя военного комиссара города Александра Степановича Бурдина поступило более 700 заявлений от жителей города, желавших уйти на фронт добровольцами. Зачастую уходили целыми семьями, документы сохранили имена этих смельчаков: Михаил Николаевич Антонец с сыновьями Иваном и Владимиром, Карп Михайлович Пикалов с сыном Георгием, семья Волосюк – отец, сын и дочь.  На фронт просились и девушки, одна из них Александра Васильевна Касимцева, малого росточка, но бойкая и упрямая, после настойчивых просьб была всё-таки призвана и служила телефонисткой.  Формирование команд для отправки на фронт происходило недалеко от зданий военкомата в Кольцовском сквере. Отсюда ежедневно уходили в неизвестность сотни защитников Отечества, звучали последние слова напутствия, слышался тихий женский плач, раздавались громкие команды на построение.

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
Идет операция в госпитале

29 июня вышла Директива ЦК ВКП(б) и Совета народных комиссаров СССР о  преобразовании города-курорта в город-госпиталь. Для реорганизации курортной базы в госпитальную создаётся МЭП-90 (местный эвакуационный пункт). К началу августа на базе санаториев, гостиниц, клубов, школ развернули 36 госпиталей на 21 тыс. койко-мест вместо 9 тыс. санаторных коек до войны. Причём, госпитали были профилированы: полостные, черепные, челюстные, глазные ранения, восстановительная хирургия, инфекционные болезни и другие.         Вскоре на центральных улицах и площадях города установили громкоговорители, передававшие фронтовые сводки. Буквально на следующий день после начала войны практически опустели торговые прилавки. 28 августа в городе была введена карточная система на выдачу населению некоторых видов продуктов. Продовольственный паёк был весьма скудным – 300 граммов чёрного хлеба на человека.

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
Прибытие военно-санитарного поезда

9 августа на железнодорожный вокзал прибыл первый военно-санитарный поезд с ранеными. Казалось, весь город вышел его встречать. Всем хотелось, что называется, из первых уст узнать последние новости с фронта, увидеть и подробнее обо всём расспросить бойцов, а, возможно, и повстречать своих знакомых или родных. Пришли, как водится, не с пустыми руками. Каждый принёс, что мог. Эти незатейливые и скромные подарки – папиросы, мыло, одеколон, фрукты, свежеиспечённые пирожки и булочки – доставили немало радости ранбольным. Все кинулись помогать в разгрузке вагонов, а потом тяжелораненых на руках с помощью носилок переносили в нужные госпитали. Так начиналась эта поистине великая битва за жизнь и здоровье солдат и офицеров Красной Армии.

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
Наложение гипса

Поезда с фронта прибывали каждый день. Поток раненых был настолько большим, что медперсоналу приходилось трудиться по 14-16 часов в день. Особенно тяжёлым стал труд врачей-хирургов, операционных сестёр, медсестёр и санитарок перевязочных пунктов. Для проведения сложнейших операций медики иногда сами отдавали кровь, всего доноры безвозмездно сдали около 6 тонн крови. Первыми встречали санитарные поезда работники эвакоприёмника, расположенного в непосредственной близости от вокзала, в здании курзала (санаторий имени Андреева). Здесь происходила своеобразная сортировка ранбольных и их распределение по эвакогоспиталям в зависимости от ранения. Оказывалась и первая помощь – санитарная и первичная обработка ран. Работали чётко, быстро и организованно, ведь от этого иногда зависела человеческая жизнь.

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
В палате госпиталя

Создаётся городская комиссия по сбору тёплых вещей для бойцов Красной Армии. Начиная с сентября 1941-го по январь 1942 года, было сдано рукавиц, варежек, носков, шарфов и других зимних вещей для нужд фронта на общую сумму 47 тыс. руб. Даже самые маленькие, воспитанники детского сада № 3 внесли свой вклад в это благородное дело. Под руководством заведующей Антонины Степановны Оленкевич они своими руками сшили для солдат кисеты, полотенца, вышив на них трогательные надписи: «Боец, отомсти за маму», собрали несколько посылок и отправили на фронт. Так завязалась дружеская переписка красноармейцев с детьми, многие из которых стали сиротами за время войны.

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
Дети в госпитале

Желанными гостями в госпитальных палатах были школьники города. Они помогали, чем могли: поздравляли ранбольных с праздниками, делали подарки, писали за них письма родным, читали вслух, выступали с небольшими концертами. Собственно, с этого началась успешная артистическая карьера юной Лиды Петровой. Девочка поднимала настроение и боевой дух больных с помощью любимых мелодий, исполняя их под аккомпанемент большого отцовского баяна. Потом Лидия Адриановна Петрова (1927-2009) стала артисткой филармонии, получила звание заслуженного работника культуры РСФСР.

1942 год

11 апреля после долгих и настойчивых просьб на фронт отправились сразу 70 девушек, недавних выпускниц школы № 7. Им было всего 18-19 лет: Эмма Тупиева, Раиса Матюшевская, Надежда Воронкова, Мария Гаспарян, Клава Бочкова, Екатерина и Серафима Доманины, Елена Осипова, Александра Вольнова, Нина Прушинская и другие. Всех их зачислили в 485-й зенитно-артиллерийский полк.

6 июля проведены собрания и митинги в организациях и учреждениях города, коллективы 53 организаций решили перечислить на продовольствие трудящимся города Ленинграда по однодневному заработку и внесли наличными 7000 рублей.

4 августа было отдано распоряжение о срочной эвакуации  раненых из госпиталей КМВ.     Легкораненых решено было отправлять пешим порядком через горы в сторону Нальчика. Тяжелораненых предполагалось вывозить по железной дороге.

6 августа из города спешно эвакуируются представители городской власти с семьями, бросив жителей и ранбольных на произвол судьбы. Начались грабежи и погромы.

В ночь на 9 августа в небе над Кисловодском появился вражеский самолёт. Он сбросил бомбы на железнодорожный мост и возле 2-го отделения милиции (ул. Желябова). Таким образом, спасительная железнодорожная ветка была выведена из строя. Три санитарных эшелона оказались заблокированными на вокзале, это около 40 вагонов и примерно 1800 тяжелораненых. Ещё более 300 человек оставались лежать прямо на платформе под открытым небом.

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
Санаторий Семашко – больница Красного Креста

Утром 10 августа значительную часть раненых разобрали по домам жители города и станицы Кисловодской. Около 1000 раненых разместили в организованных Больницах Красного Креста на базе санаториев имени Семашко и имени Сталина. Врачи надеялись, что эта международная эмблема (красный крест на белом фоне) даст возможность выдавать военных за гражданских лиц, поможет всем миром, в том числе и с помощью местного населения, выходить раненых. Высоко над зданием подняли большую белую простынь с огромным красным крестом, всех сотрудников обязали носить на рукаве соответствующие повязки.    Любопытно, что в комитет обращались с разными просьбами, ведь другой власти в городе не было. Сюда за помощью пришла заведующая детским домом, эвакуированным в Кисловодск, Дина Григорьевна Набокова. Пришла, чтобы спасти от голодной смерти 90 детских душ. Ежедневно из скудных запасов больницы воспитанникам детского дома выделяли 45 килограммов хлеба. Для сокрытия боевых ранений, офицерских званий, членства ВКП (б), еврейской национальности в самый короткий срок были сожжены и заново написаны истории болезней, выдавались ложные справки о тяжёлой инвалидности. По воспоминаниям медработников, только справок выдано порядка 900 штук.

12 августа город подвергается обстрелу немецкой авиации. В центр города сброшены бомбы, разрушено два жилых дома, имеются погибшие.

14 августа передовые части 40-го танкового корпуса 1-й немецкой танковой армии генерала Пауля Людвига Эвальда фон Клейста (1881-1954) занимают Кисловодск. В составе армии были также румыны, итальянцы. Военная власть в городе представлена военной комендатурой во главе с военным комендантом Полем. Гражданская – бургомистром Маджиром Кочкаровым. Начальником городского отделения гестапо становится Вельбен. Всем им было известно, что бургомистр Кисловодска Маджир Кочкаров пригласил на праздник главнокомандующего Северо-Кавказским фронтом генерала Клейста и других высоких фашистских чинов. На торжественную встречу прибыл весь состав «национального комитета» во главе с Байрамуковым. Бургомистр заранее позаботился о веселье — были определены танцоры, чтобы блеснуть перед высокими гостями искрометной лезгинкой, и исполнители кавказской музыки на гармошке, бубне в зурне. Также было приготовлено много дорогих подарков. И вот подъехала машина генерала в окружении большого кортежа автомобилей и мотоциклистов, члены «комитета» приветствовали «освободителей». Кады Байрамуков и Маджир Кочкаров выступили с приветственными речами, в которых заверяли гостей в своей верности «новому порядку» и преданности Гитлеру. В подтверждение этих слов по заранее составленному сценарию Добай Тотуркулов вывел в круг восторженных гитлеровцев красивого белого коня с позолоченным седлом. Генералу и окружавшим его офицерам были торжественно вручены черкесски, пояса с серебряными наборами, кинжалы в позолоченных чеканных ножнах. Клейст был весьма растроган и, в свою очередь, подарил им четыре корана в знак уважения мусульманского праздника ураза-байрам. А затем за заслуги перед германской армией вручил награды — железные кресты.

16 августа по приказу немецкого командования во главе с военным комендантом Полем и начальником гестапо Вельбеном был создан так называемый еврейский комитет под председательством врача-стоматолога Моисея Самойловича Бенинсона. Комитету предлагалось немедленно изъять у еврейского населения и сдать немецкому командованию имеющиеся у них ценности: золото, бриллианты, серебро, ковры, костюмы, бельё и обувь. Надеясь таким образом уберечься от расправы, комитет послушно собрал и сдал в комендатуру 100 тысяч рублей наличными, разных золотых и серебряных вещей в количестве 530 штук – кольца, портсигары, часы, а также множество серебряных ложек, двести тридцать пар обуви, костюмы, пальто, ковры, всего на сумму около 5 миллионов рублей.

В первые дни оккупации в санатории Наркомнефти (ул. Коминтерна) немецкое командование открыло лазарет №31136, оснащённый по последнему слову медицинской науки и техники.

В городе начался грабительский вывоз в Германию ценностей из санаториев (ковры, картины, занавеси, ценная мебель и др. имущество).

18 августа комендант Поль объявил о регистрации всего еврейского населения, независимо от пола и возраста. После этого всем лицам еврейской национальности строго предписывалось носить на правой стороне груди отличительный знак – шестиконечную звезду, называемую ими «звездой Давида».

Осенью оккупационные власти разрешают возобновить богослужения в Пантелеймоновской церкви. Проводится пышный обряд венчания одного из комсомольцев города. Вдохновитель этого показательного события генерал фон Шульц одарил новобрачных богатыми подарками и выступил в роли посажённого отца жениха.  Мусульманское население получает разрешение на открытие мечети.

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
Первый обелиск жертвам фашизма в Минеральных Водах

7 сентября 1942 года было издано распоряжение немецкой комендатуры города №12, согласно которому всем евреям предписывалось явиться 9 сентября на товарную станцию Кисловодска якобы для отправки в малонаселённые пункты Украины. С собой можно было взять лишь самое необходимое: продовольствие, драгоценности, деньги, одежду и одеяла. Ключи от квартир с указанием фамилии и адреса передать германскому командованию.

В указанный день около 2 тысяч лиц еврейской национальности собрались на товарной станции, в основном женщины, старики и дети. Среди них были известные медицинские работники, в частности, профессор Иона Львович Баумгольц, доктор Чацкий с семьёй, врачи Сокольский, Шварцман, Мерейнес, Дрибинский. Тут же, робко и испуганно озираясь, стояли воспитанники детского дома – 9 еврейских детей в возрасте от 4 до 6 лет: Нимеровская Оля 6 лет, Штейнберг Роза 6 лет, Шопс Гриша 7 лет, Шопс Вова 5 лет, Шмаронер Люсик 5 лет, Урицкая Элла 6 лет, Урицкий Яша 4 года, Урицкий Павел 4 года и Клунгер Коля 5 лет. Гитлеровцы грубо отобрали имевшийся багаж, продукты и погрузили всех в приготовленные 18 открытых платформ и два крытых вагона. Эшелон под усиленным конвоем отправили в Минеральные Воды к стеклозаводу. Вблизи пролегал противотанковый ров. На его отвалах и откосах и произошла ужасающая кровавая трагедия. Сопровождавшие эшелон немцы приказали всем выйти из вагонов, сдать ценности и деньги, затем последовал приказ раздеться. С душераздирающими криками, громким плачем, жалобными стонами женщины, дети, старики раздевались, оставаясь в одном нижнем белье. Обезумевшую от страха толпу подвели к краю глубокого рва и стали методично расстреливать из автоматов и пулемётов. Предварительно отделив группу наиболее крепких мужчин около 40 человек, заставили их собирать и грузить в вагоны вещи расстрелянных, а затем отвели к краю рва и тоже расстреляли.

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
Эмблема батальона Бергман
ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
Оберлендер Теодор

В непосредственной близости от здания больницы Красного Креста №1 в доме, который сегодня известен как «Дача Шаляпина», разместился штаб немецкого батальона особого назначения «Бергман» под командованием генерала Теодора Оберлендера (1905-1998) и его ближайшего помощника полковника Локкерта. У входа установили постоянный пост с часовыми. Солдаты и офицеры этого батальона носили на левом рукаве военной формы специальную нашивку с изображением традиционного кавказского кинжала. Батальон активно участвовал в карательных операциях против партизан, массовых расстрелах еврейского населения и других. Всё это крайне осложняло деятельность краснокрестовской больницы.

30 октября было приказано освободить помещения больницы Красного Креста. Для эвакуации ранбольных в район города Житомира приготовили вагоны на станции «Минутка», застелили их соломой.  Сотрудники больницы заботливо готовили к отправке около 350 ранбольных, снабдили их необходимым запасом продуктов. Судьба вывезенных ранбольных осталась неизвестной.

7 ноября над зданием Октябрьских ванн взвилось красное знамя. Оно развевалось на ветру почти неделю. Под ним крупными буквами было написано: «Заминировано». Только прибывшие с фронта немецкие сапёры смогли снять знамя, никаких мин не обнаружили. Этот смелый поступок осуществили кисловодские мальчишки – тринадцатилетние Володя Дюков, Анатолий Шкарлет и Георгий Баранников.

1943 год

В январе жестокие казни ни в чём неповинных людей в окрестностях города – у горы Кольцо и у мясокомбината приняли массовый характер и производились на глазах у населения. При этом зверски убивали целыми семьями, не щадя ни стариков, ни детей. Например, 8 января 1943 года была арестована семья хирурга Кауфмана: сам доктор Михаил Ильич, его жена Маргарита Робертовна, дочь Зинаида с 5-летним сыном Виктором. Все они подверглись страшным пыткам и издевательствам. У доктора обезображено лицо, у его жены следы жестоких побоев, у их дочери отрезана грудь, с кожей сорваны волосы, перебита левая рука, у ребёнка размозжён череп и повреждён глаз.

7-8 января основная масса оккупационных войск и порядка 12-ти тысяч немецких раненых оставили город и отошли в направлении Курсавка – Армавир – Ростов.

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
Освобождаемся от немецких вывесок. 1943 г.

При отходе из Кисловодска немцы оставили многочисленные разрушения. Произвели сплошной подрыв железнодорожного пути, мостов, телефонной и телеграфной связи,  взорвали городскую электростанцию, завод Кавминрозлив, котельное отделение нарзанных ванн, мельницы, хлебопекарни, валяльную фабрику, санаторий «Наркомзем», телефонную станцию, холодильник, железнодорожную станцию, склады товарной станции, радиоузел и многие другие здания. Под некоторые здания города и санатории (горсовет, санаторий РККА, санаторий «Х лет Октября») были заложены мины, которые своевременно удалось обезвредить силами населения.

За период пребывания оккупантов в городе на нужды отопления помещений, занятых немцами, было срублено несколько тысяч декоративных и фруктовых деревьев, уничтожены статуи и другие предметы изобразительного искусства, украшавшие город и санатории, сожжены свыше 40 000 книг, уничтожены пособия в школах по гуманитарным наукам. У каптажа нарзана они устроили кладбище эсесовцев, что могло привести к бактериальному загрязнению источника нарзана. Общая сумма ущерба составила 437 млн. руб.

11 января считается официальным днём освобождения Кисловодска от немецко-фашистских захватчиков. Город был освобождён войсками Северной группы войск Закавказского фронта под командованием генерал-лейтенанта Героя Советского Союза Ивана Ивановича Масленникова (1900-1954) в ходе Северо-Кавказской операции. На кавминводском направлении противнику противостояли  части 37-ой Армии под командованием генерал-лейтенанта Героя Советского Союза Петра Михайловича Козлова (1893-1944).

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
Памятник военным медикам

В период оккупации, продолжавшейся всего 5 месяцев, были жестоко замучены захватчиками свыше 3-х тысяч жителей Кисловодска, в том числе более 400 детей, свыше 100 врачей и медицинских работников.

14 января у здания Нарзанной галереи состоялся многолюдный митинг по случаю долгожданного освобождения города-курорта. Жители Кисловодска горячо и сердечно приветствовали части советских войск. На следующий день в городе начались восстановительные работы, очистка и уборка территорий здравниц, парковых аллей и улиц.

В январе были открыты первые пять госпиталей в хорошо сохранившихся зданиях – санаториях Всекопромсоветкасс, «Красные камни», имени Октябрьской революции, имени И.В.Сталина и в гостинице «Гранд-отель».

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
Жертвы расстрела у горы Кольцо

25 января были обнаружены в районе горы Кольцо трупы 322 расстрелянных жителей, о чём составлен соответствующий акт. Из этого числа 80 детей в возрасте от 4 месяцев до 15 лет. Причём, младенцев немецкие варвары бросали в овраг ещё живыми.

20 февраля открылись городские больницы.

23 февраля все 16 школ города начали работу.

23 марта коллектив работников госфилармонии принял обязательство передать государству на создание танковой колонны 100 000 рублей. От спектаклей и концертов передано в фонд танковой колонны 62 855 руб. Отчислено из зарплаты сотрудников 22 833 руб. Сдано облигаций на сумму 15 220 руб.

Жена командира Красной Армии Раиса Михайловна Дорохина – директор школы № 1 внесла из личных сбережений на строительство танков 3 000 рублей.

30 марта пошли поезда по восстановленному железнодорожному пути, вновь начали прибывать военно-санитарные поезда с ранеными.

Уже к маю в Кисловодске  было развёрнуто 39 эвакогоспиталей.

В июне-июле обнаружены массовые захоронения расстрелянных мирных жителей в районе горы Кольцо и в оврагах у реки Подкумок.

Летом в Кисловодск приезжает писатель А.Н.Толстой – член Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. Он живёт и работает в здании на территории санатория имени Г.К.Орджоникидзе, знакомится с актами судебно-медицинской экспертизы, свидетельскими показаниями. Эти материалы легли в основу его статьи «Коричневый дурман», опубликованной 5 августа в газете «Правда».

1944 год

 В июле часть госпиталей начали сворачивать свою деятельность.

5 июля после почти двухлетнего перерыва в Кисловодск из Минеральных Вод прибыл пробный электропоезд.

Первую продукцию выпустил завод «Кавминрозлив» – было налито 1 270 000 бутылок нарзана.

Полностью восстановлен молочный комбинат.

На имя директора школы №7 станицы Кисловодской Михаила Степановича Дрынкина поступила правительственная телеграмма: «Прошу передать учащимся и учителям средней школы № 7 станицы Кисловодской, собравшим 10 тысяч рублей на строительство танковой колонны, мой горячий привет и благодарность Красной Армии. И.Сталин».

1 сентября открывается школа рабочей молодёжи.

1945 год

ЛЕТОПИСЬ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ КИСЛОВОДСКА(6+)
К.Черчилль в Кисловодске. 1945 г.

17-19 апреля в Кисловодске находилась делегация общественного комитета «Фонд помощи России» во главе с супругой премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля баронессой Клементиной Огильви Спенсер Черчилль (1885-1977). Госпожа Черчилль и её заместитель госпожа Джонсон были приняты председателем городского совета Владимиром Фёдоровичем Бородиным. Гостям и сопровождающим предоставили дачу в Доме отдыха СНК с размещением в отдельных люкс-номерах. 17 апреля госпожа Черчилль давала завтрак для актива городских организаций. 18 апреля председатель горсовета В.Ф.Бородин дал обед в честь приезда гостей. Госпожа Черчилль посетила несколько госпиталей, беседовала с врачами, заходя в палаты, разговаривала с ранеными, вручала им подарки.

29 июня принимается постановление СНК СССР о восстановлении санаторно-курортных учреждений на КМВ.

Всего за годы войны госпитали курорта приняли на лечение 579082 ранбольных, почти 82% из них возвращены в строй – небывало высокий процент выздоровления в истории мировых войн!

Около 10 тысяч кисловодчан были призваны на фронт, свыше 5400 из них не вернулись с полей сражений.

Сергей ЛУЗИН, директор Кисловодского историко-краеведческого музея “Крепость”

Поделиться или сохранить к себе:
Наш Кисловодск
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.