В Вашингтоне вспоминают знаменитого дирижера, 23 года руководившего оркестром Северо-Кавказской Госфилармонии 

В Вашингтоне вспоминают знаменитого дирижера, 23 года руководившего оркестром Северо-Кавказской Госфилармонии  ДОРОГИЕ ИМЕНА

Мы неоднократно рассказывали о жизни и творчестве Леонида Абрамовича Шульмана, широко известного в музыкальном мире  России и за рубежом дирижера, который 23 года руководил оркестром Северо-Кавказской Государственной филармонии, и замечательного  человека и друга. Память о маэстро не меркнет. Вчера в газете «Вашингтон Пост» вышла очередная статья с воспоминаниями о маэстро, которую мы предлагаем нашим читателям – нам ее переслали его друзья.

В Вашингтоне вспоминают знаменитого дирижера, 23 года руководившего оркестром Северо-Кавказской Госфилармонии Леонид Шульман, дирижер оркестра, был известен своей страстью к классической музыке.

В статье 1997 года в Washington Post говорится: он был одет в рубашку и “мешковатые брюки”, с “парящей палочкой” и “развевающимися жесткими серебряными волосами”, когда руководил русским народным оркестром в подвале арлингтонской церкви. Шульман, говорилось в статье, был похож на голливудскую “версию страстного русского дирижера 1950-х годов, забывшего обо всем, кроме музыкальной партитуры”.

Его друзья и жена согласились.

“Он был очень предан музыке, – говорит Ольга Криченко из Silver Spring, давняя подруга Шульмана и его жены. – Вся его жизнь была посвящена — и проходила — в музыке”.

Шульман из Арлингтона умер 8 января от осложнений, связанных с covid-19. Ему было 89.

Родившийся в Запорожье, в Украине, Шульман проявил интерес к музыке и был известен как маленький ребенок, который размахивал руками и притворялся дирижером, когда слышал музыку, рассказала Криченко.

Будучи пианистом, Шульман изучал музыку в Киевской консерватории и в конце концов поступил учиться дирижированию в тогдашнюю Ленинградскую консерваторию. Он провел 30 лет в качестве дирижера филармонических оркестров в городах Луганске на Украине, Кисловодске и Иркутске в России.

У Шульмана был сын от первой жены, и их брак закончился разводом. Он приехал в Соединенные Штаты в 1994 году.

Шульман и его вторая супруга, Нина Валяева, поселились в Арлингтоне.

В своей отставке он помогал с дирижированием вашингтонскому обществу балалайки, русской музыкальной группе. Он и его жена также присоединились к группе под названием D. C. Classical Music Meetup, которая разделяла их любовь к музыке.

Члены группы meetup описали на мемориальной странице Шульмана как “большую, чем жизнь личность”.

“Он был теплым, добрым и дружелюбным и любил классическую музыку”, – сказал матер Пфайффенбергер, друг Шульмана, который также возглавляет группу meetup.

В какой-то момент Шульман выступил перед группой, рассказав им о том, что чувствует себя связанным с музыкой известного русского композитора Дмитрия Шостаковича. «Шульман сказал группе, что музыка Шостаковича описывает трудности жизни в Советском Союзе в то время, – рассказал Пфайффенбергер. – Шульман сказал, что разговаривал с ним. Он сказал бы: “Шостакович мой композитор”.

У Шульмана было несколько выдающихся моментов в карьере, говорят друзья, в том числе когда он руководил оркестром в исполнении оперы русского композитора Григория Фрида “Дневник Анны Франк” в 1977 году в Кисловодске. Опера была написана в конце 1960-х годов, когда евреи пытались эмигрировать из Советского Союза.

Пфайффенбергер сказал, что это был “смелый поступок со стороны [Шульмана], учитывая постоянный антисемитизм в бывшем Советском Союзе и сложную политическую ситуацию вокруг эмигрировавших оттуда евреев в то время”.

Позже Шульман дирижировал камерной оркестровой версией “Дневника Анны Франк” Фрида в 2001 году, когда его премьера состоялась в американском Мемориальном музее Холокоста. В пост – статье о спектакле он описал Шульмана как человека, который “долго отстаивал партитуру Фриды.”

Виктор Бунин, российский пианист, вспоминал на странице памяти в интернете, как он несколько раз выступал с Шульманом. По его словам, Шульман “самозабвенно окунулся в мир исполняемой музыки.”

Дань уважения от Игоря Рехина, московского композитора, работавшего с Шульманом, отмечала его музыкальные таланты и дирижерское мастерство. Шульман, – писал он, – “продемонстрировал высокую дирижерскую культуру, умение работать с оркестром, острое чувство стиля композитора, умение составить концертную программу из произведений разных эпох … и живо представить музыку своим слушателям.”

В электронном письме Джанандреа Нозеда, музыкальный руководитель Национального симфонического оркестра в Вашингтоне, писал, что “всегда с нетерпением ждал встречи” с Шульманом и его женой за кулисами после концертов в Кеннеди-центре.

Его страстные суждения явно основывались на глубокой любви к музыке.

Шульман и его жена часто присоединялись к друзьям в художественных музеях и выступлениях оркестра в округе Колумбия и Нью-Йорке.

“Он всегда интересовался такими разнообразными аспектами жизни — от науки до музыки и искусства”, – сказал Криченко. – Он всегда держал меня в курсе выставок.”

Каждое лето они с женой возвращались в Россию, где он стал приглашенным дирижером кисловодской филармонии. Последний раз он был в России четыре года назад.

В свой день рождения, 22 декабря, Шульман пошел обедать с женой и друзьями.

– Мы были в масках и почти не разговаривали, – рассказал Криченко. – Он сказал: “Я чувствую себя хорошо”, но кашлял. Мы беспокоились о его состоянии.

После Рождества он отправился в больницу и дал положительный результат на коронавирус. В конце концов его состояние ухудшилось, потому что он не мог дышать, вспоминает Криченко.

Врачи разрешили его жене с помощью средств индивидуальной защиты войти в больницу, чтобы увидеть его. Супруги проговорили два часа, но Шульман беспокоился, что его жена заболела. Позже у нее был положительный результат теста на коронавирус, но никаких симптомов он так и не проявил. Она вспомнила ужасный опыт, когда увидела его в больнице с болезнью.

– Он спросил, кто это, и я сказала: ” Это я, Нина”, – рассказала его жена. – Он сказал, чтобы я немедленно уходила, потому что боялся, что я заболею”.

Она осталась и спросила, что может сделать.

– Скажи, чем я могу помочь, – вспоминает она, как говорила мужу, поглаживая его руку. – Скажи мне, чего ты хочешь?

– Воды, – сказал он ей.

– Он сказал мне: “Я любил тебя всю свою жизнь. Оставайся здоровой”.

Через два дня Шульман умер.

На снимке: Леонид Шульман, 89 лет, из Арлингтона, умер 8 января из-за осложнений от covid-19. Здесь он изображен слева с Джанандреа Нозедой, музыкальным руководителем Национального симфонического оркестра. (Семейное фото)

Дана Хеджпет

Об авторе:

Дана Хеджпет-репортер Washington Post, работающий ранним утром, чтобы сообщить о дорожном движении, преступности и других местных проблемах. Она пришла на эту должность в 1999 году. Следуйте за мной

 

Поделиться или сохранить к себе:
Наш Кисловодск
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных, принимаю Политику конфиденциальности и условия Пользовательского соглашения.